ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ

Лекция 7. Что такое грех?

    За этот учебный год мы вплотную подошли к православному самосознанию. Именно грех является краеугольным камнем православного самосознания. Отношение человека к этой теме, что это такое и что нам с этим делать разное. Понятие греха есть и в других религиозных учениях и доктринах. Но так, как в христианстве, а если быть точным в православии, такого трезвого, незамутненного, сохранившегося с апостольских времен, и развитого за две тысячи лет, опыта жизни во Христе конкретных людей нет нигде. Представления о грехе, какое имеется в православии нет ни у кого. Это сокровище, которое мы, как носители православия, наш народ, которому Церковь была дана Богом на хранение, наше государство охраняло силой оружия эту истину сотни лет. Мы обладаем этой истиной, и слава Богу. Однако, не всем нам тема греха нравится. Она никому и никогда не нравилась кроме тех, кто начинал вести полноценную духовную жизнь, полноценное духовное общение с Богом. В этом состоит проблема. Что говорит христианство, исходя из того, о чем мы говорили на прошлом занятии. Мы разбирали грехопадение, оттуда пошла наша греховная жизнь. Если в этом свете попытаться ответить на вопрос: «Я человек, как все, но какой я хороший или нет»? У людей есть представление о том, что хорошо, что плохо, что такое добро и зло, красота и безобразие. Мы оперируем такими понятиями в отношении чего и кого угодно, кроме себя. Мы приходим в магазин и выбираем только качественные товары. Разглядываем этикетки, выясняем срок годности, состав, и далеко не все кладем в корзину, только то, что считаем доброкачественным для себя. Я и к себе так отношусь, не все ем, не все ношу, не на всем подряд езжу, я разборчив. Значит, какое мнение о себе у меня, я доброкачественный, или нет, хороший или плохой, как оценить? Не надо долго думать, в этом вся проблема. Мы рождаемся, еще не успев себя осознать, относимся к себе как чему-то нормальному, хорошему. Когда мы себя осознаем, мы к этому времени уже самостоятельно едим ложкой. До этого времени мы неоднократно настаивали на своей нормальности, когда отказывались оттого, что нам давали, кричали, требовали, чтобы было хорошо, комфортно, тепло, уютно. Когда взрослели, накапливали жизненный опыт, и наше представление о своей нормальности только утверждалось. Мы, конечно, обнаруживали, что не всегда и не во всем бываем идеальными, что-то в нас есть, что нам не нравится, но у нас не срабатывает пожарная сигнализация, чтобы бить тревогу и начать выяснять, что со мной такое. Может быть, это и есть во мне самая главная проблема? Мы прощаем себе наши слабости, покрываем их, потому что любим себя. Мы считаем себя вполне заслуживающими любви. Если нас спросить, хотя люди друг другу такие вопросы не задают, считается не совсем нормально спрашивать человека нормальный он или нет. Если сказать человеку: «Ты ненормальный», то получишь в ответ, что сам не нормальный. В отношении других мы соглашаемся, что они не нормальные, и очень легко соглашаемся, что человек плохой, мерзавец и т.д. Но в отношении себя, мы говорим: «Я такой же, как все. Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Кто не без слабости, но я нормальный человек, несмотря на отдельные недостатки». К 14-15 годам человек убежден, что он умный, и даже умнее многих. Некоторые в этом возрасте считают, что они умнее всех, в том числе умнее родителей. Я талантливый, одаренный, добрый если и бывают вспышки гнева, то я отходчивый. Если мы живем с таким представлением о себе, то нам христианство не нужно. Оно не впишется в нашу жизнь. Мы живем своей собственной жизнью. Если я нормальный человек, значит, считаю себя самобытным, самодостаточным человеком. Считаю, что внутри у меня есть все, что мне нужно для жизни, для развития как личности. Мы очень любим эти слова, особенно в последние 20 лет нашей истории – саморазвитие, самосовершенствование, самоутверждение, я сам себя сделал. Нас покоряет, когда человек говорит: «Я знаю себе цену». Если человек так говорит, то он имеет в виду, что цена будь здоров. Он же не имеет в виду, что он ничего из себя не представляет. Или, про человека говорят: «Он знает, чего хочет». Посмотрите, что мы о себе думаем. Мы думаем то, что внушил дьявол Еве – будите как Боги. С грехопадением, человек утратил общение с источником жизни и по сути дела погиб. Например, лежит человек в реанимации на искусственной вентиляции легких. Аппарат искусственной вентиляции легких его источник жизни. Если его выключить, или завязать шланг, по которому подается кислород, этот человек перестанет жить.

Еще пример, растут на земле красивые цветы, мы их срезаем и стараемся побыстрее поставить в воду, потому что знаем, что оторвали их от источника жизни. Они еще красивые и пахнут, но потом обязательно увянут. С человеком произошло тоже самое. Адам был единственный человек, который знал, что произошло. Спроси у него после грехопадения: «Ты нормальный человек»? Он сказал бы: «Я, конченный придурок, я себя погубил, из-за меня Ева погибла и все мои потомки. Я все свое потомство обрек на страшный кошмар, ужас теперешней жизни, в которой я сам оказался». Если бы у нас хотя бы в микроскопическом варианте появилось переживание, которое было у Адама изначально, то, как говорят святые отцы: «Мы всю оставшуюся жизнь были бы готовы на все, на любые страдания». Серафим Саровский говорил: «Я готов всю жизнь просидеть в яме полной червей, чтобы они меня заживо ели, чтобы пережить это же самое хоть одно мгновение». У нас нет опыта, который был у Адама, поэтому мы рождаемся готовенькими потомками Адама с представлением, что мы как Боги, что мы самобытная личность, и когда нам так говорят мы, в это с удовольствием верим. Когда нам родители говорят: «Ты самый умный, талантливый, красивый, хороший и добрый», мы с этим соглашаемся. Принимаем на свой счет и с верой в это живем. Если кто-то попробует возразить и не будет согласен с тем, что я сам о себе думаю, этого человека мы вычеркиваем из своих знакомых, и стараемся с ним не общаться. Он нам не приятен и все время говорит гадости. Это состояние, с точки зрения православия, не просто не нормальное, а гибельное состояние. Адам грехом погубил себя и все свое потомство, то состояние, в котором рождается каждый человек после грехопадения, а это все люди, которые рождались на земле за всю человеческую историю. Это люди глубоко не нормальные, поврежденные до самого основания. Давайте, сравним с Адамом. Дух Адама видел Бога, каким он есть, душа жила только небесными интересами, общением с Богом и больше ни с чем. Тело было настолько совершенно, что не знало, что такое страдание, болезни и смерть. Оно было помещено в самые благоприятные, для человеческого тела, условия, когда человеку не о чем было заботиться. Ему не нужно было заботиться о своем теле, состояние земли было райским. Какие мы сейчас, Бога никогда не видели, для нас Бог не является очевидностью ни вне, ни внутри нас. Главное внешнее впечатление, которое нас встречает, когда мы рождаемся и врастаем в этот мир – сам мир, который далеко не рай. Ребеночек рождается и сразу страдает от встречи с этим миром. Он воспринимает его как самую агрессивную реальность. Он никогда такого кошмара не переживал, потом вся наша жизнь протекает в условиях, где нам от всего надо прятаться и спасаться: от жары и холода, комаров, микробов и вирусов, которых мы даже не видим. Говорят, началась эпидемия группа, а кто это такой? Почему мы должны менять свою жизнь, потому что есть какой-то грипп. Это вирус, которого мы не видели, и чтобы его увидеть, нужен специальный электронный микроскоп. Оказывается, когда этот вирус попадает внутрь нас, может нас погубить. На территории Российской Федерации ежегодно погибает не менее 10 тысяч человек от осложнений после гриппа. Мы не считаем это чем-то ужасным, постепенно врастаем в этот мир и привыкаем. Бога мы не видели, нам сравнить не с чем, и довольствуемся тем, что есть. То, что мир такой агрессивный в отношении нас, но мы же не первые, кто родился, до нас люди научились ко всему приспосабливаться. Весь наш жизненный опыт сводиться к тому, чтобы приспособиться с помощью разных технологий, и безболезненно, подольше здесь прожить. Единственная проблема, которую мы никак не можем преодолеть, это смерть. Какие технологии не изобретай, совершенствуй медицину, все равно умрем. Люди, поняв, что с этой проблемой не справиться, предпочитают о ней не думать. Если серьезно думать о смерти, как о проблеме, которую ты решить не можешь, ты богоподобная личность, самый умный, талантливый, самодостаточный, создавший такую науку, технический прогресс не можешь решить эту проблему, тогда о ней лучше не вспоминать и не говорить. А почему? Это ведь не просто так, мы так гоним мысль о смерти. Потому что внутри мы про себя думаем, что бессмертны. Эта проблема возникает оттого, что невозможно в нашем уме совместить представление о нашей заданности, которая у нас есть. Да, мы грешные, падшие, мы потомки Адама, глубоко поврежденные, но мы же люди. Мы не стали бесами, согласившись на его уловку, не стали животными (иногда человек может вести себя как свинья). У нас есть представление, что смерть, это не про нас, это не наша проблема. Она есть, все заканчивают свою жизнь смертью, но верить в то, что ты умрешь, не хочется. Животные этой проблемой не мучаются, они не знают об этом, у них нет самосознания. Когда человек начинает осознавать себя как личность, тогда эти проблемы вырастают. А что такое личность? Это наш образ Божий, личность имеют только Бог, человек и ангелы, кто создан похожими на Бога. Не на пустом месте возникает наше представление, что мы хорошие. Это не просто заблуждения от незнания правды, а оттого, что мы знаем, что мы как Боги. Я могу про Бога ничего не знать, но свою похожесть, родственность, тождественность ему в себе ощущаю. Каждый человек считает себя Богом. Христианство говорит, чем выше человек в своем духовном развитии, тем меньше он о себе думает. Василий Великий сказал: «Признаком начинающегося душевного здоровья, является видение своих грехов, бесчисленных как песок морской». Можете представить себе морской песок, не только узкую полосу пляжа, а весь песок на дне моря. Море бескрайнее и Василий Великий жил в IV веке, там представление о расстоянии было такое, что нет конца морю, значит, нет конца песку. Если я вижу в себе такое количество грехов, а грех по сути, это жизнь человека без Бога и все, что мы делаем исходя из своего безбожия, это греховные деяния, которые мы просто называем словом «грех». Все, что я делаю один сплошной грех. Грехом повреждена моя душа, мой дух, тело. Ничего во мне здорового, после грехопадения Адама, как у его потомка, не осталось. Испорчена грехом любая мысль, которая появляется в моем уме. Не та, маленькая, которую мне кто-то внушил, а моя собственная, продукт моего ума. То, что я научился анализировать, логически выстраивать какие-то конструкции, все, о чем я думаю, испорчено грехом. Такое представление человека о себе самом, признак начинающегося душевного здоровья. Он не выздоровел еще, это только начало процесса выздоровления. Если мы поставим не правильный диагноз, недооценим тяжесть состояния больного, для него это может плохо кончиться. Как меня в свое время учили. Самым хорошим профессиональным свойством врача является способность правильно оценить тяжесть состояния больного. Чем быстрее ты сможешь это сделать, тем лучше. Особенно если это в области реанимации, неотложной патологии. Когда нас готовили для реанимации, учили, что качество врача определяется способностью правильно оценить тяжесть состояния больного. Если ты будешь мыслить в верном направлении, но недооценишь, чего-то не учтешь, и в твоем представлении тяжесть состояния больного не будет соответствовать истине, если это состояние неотложное, скорее всего человек погибнет. Это касается всего. Нужен точный диагноз, тяжесть состояния, прогноз. Это то, чем занимаются врачи и здесь они себе набивают руку. То же самое говорил Василий Великий, когда один из его учеников сказал ему: «Авва, я так молюсь, что во время молитвы вижу ангелов». Василий Великий ему отвечает: «Не велико видеть ангелов, а велико считать себя хуже всякой твари». Кому понравится считать себя хуже всякой твари, это режет слух. Иногда бывает так, натворю что-нибудь, за что ужасно стыдно и думаю, какая же я скотина, хуже меня нет никого. Но это не надолго, а потом быстро выруливаешь из этого состояния и начинаешь оправдывать себя разными обстоятельствами и вырастаешь в своих собственных глазах. А если это твое мировоззрение, опорная точка твоего самосознания, что ты сам по себе ничего хорошего собой не представляешь? Такое видение себя возможно только в божественном свете. Почему нам это не нравится? Потому что Бог для нас не очевидность. Это начинает не только нравиться, но человек посвящает этому всю свою жизнь и устремляется к этому, как к самой светлой истине, к которой он хочет быть причастен, только тогда, когда сам Бог ему это открывает. Без этого мы останемся в таком мнении о себе, что мы сами нечто немаловажное и можем прожить с пользой для себя всю жизнь. Это и есть гибельное состояние человеческой природы. Источник человеческой природы Бог, в котором человек не нуждается. Что может быть хуже? Ко мне часто приходят на прием с различными неврозами. Неврозы – это патология, от которой шарахаются все, никто не знает ни психиатры, ни невропатологи, ни терапевты, что такое невроз. В конце XIX века их назвали неврозами и до сих пор считают, что это заболевание нервной системы. Ничего подобного. Психиатры видят, что ни какими средствами, которыми они располагают, неврозы не лечатся. Невропатологи видят, что ни какими способами человека от невроза избавить нельзя. Что такое невроз? Самый распространенный невроз – неврастения, или по-другому раздражительная слабость. Когда человек не может контролировать свои чувства, он раздражителен, и может вспыхнуть с раздражением и гневом на любого человека. Как правило, на узкий круг людей, на самых близких, домашних. На работе он еще держится и создает впечатление уравновешенного человека, там так надо. Вернувшись домой расслабляется и предается стихии, которая в нем уже давно господствует, и он сам себе не принадлежит в этот момент. Он кричит, бьет посуду, сам себя не контролирует. Это происходит в каждой семье в большей или меньшей степени. Этот невроз настолько распространенный, что мы считаем его просто человеческой слабостью и говорим, что это нервные перегрузки, усталость, психоэмоциональное напряжение и т.д. Мы не считаем это серьезным, пока не касается лично нас. Если мы такого человека встречаем в жизни, то стараемся держаться подальше. Если у мужа, жена как он говорит, стерва, то он потерпит сколько-то и уйдет. Дети становятся очень раздражительными по отношению к своим родителям. Они очень быстро перестают их терпеть. Только закончился период, когда они были абсолютно зависимы от родителей и не успели оглянуться, как родители для своих детей стали как красная тряпка для быка. Дети говорят им: «Отстаньте от меня. Я сам знаю. Это мои проблемы, моя жизнь. Что вы понимаете». Хлопнут дверью, в туалете закроются и кричат, что не хотят их видеть и т.д.  Текст этот можно продолжать бесконечно. Но бывают и другие состояния, когда человек обнаруживает, что он абсолютно ненормальный. Он себя считал нормальным, может владеть и управлять собой, у него все получается. Поставил цель, достиг, захотел, подумал, как это сделать, придумал технологию, позвонил, договорился, заплатил, встретились, обсудили, и все получилось. Он себя чувствовал на коне победителем, у него все получается. Отсюда эти убеждения, что я знаю себе цену, я знаю, что мне надо и т.д. Мы говорим: «Цельная личность». А потом, вдруг этот человек начинает бояться выйти на улицу из подъезда на открытое пространство. Им овладевает безотчетный, беспричинный не просто страх, у психиатров это называется паническая атака, ужас. У него все внутри сжимается до такой степени, что этот человек может забиться в угол, закрыть лицо руками и застыть в ужасе, а может кричать : «Помогите», и бежать от этого места. А может наоборот бояться замкнутых пространств и такой человек не войдет в лифт ни за что. Этим страхам нет числа, человек может бояться всего. Есть поговорка: «Нет такого предмета, который бы еврей не сделал своей фамилией», так нет такого предмета, которого человек мог бы не бояться. Любой предмет может стать причиной такого страха, иногда даже не надо предмета. Это фобический невроз из разряда навязчивых состояний. Например, дееспособный, образованный и распоряжающийся судьбами многих людей человек, не может отделаться от навязчивых действий. Он не может перестать считать пуговицы на пальто у прохожих, или не может позволить себе не суммировать цифры на номерах у автомобилей, не может отделаться от навязчивых телодвижений. А что это такое? Человек впервые в жизни обнаружил, что он ничего сам по себе из себя не представляет. Он впервые в жизни увидел кусочек правды о себе самом. Он родился на свет, сам себя не делая, ведь думать, что я могу жить сам по себе, может только тот, кто сам себя сделал. Так может думать о себе только Бог, у которого нет причины. Он единственная самобытная личность, а тут человек, существо тварное, его кто-то задумал и создал. Бог вложил в него душевно-телесный потенциал, с которым он на свет появился. Вот его тело со всеми способностями, душой, умом, чувствами, волей, самосознанием, воображением. Человек хоть малейшее усилие затратил, чтобы у него это было? Нет. Человек, это цветочек, который сорвали и когда-нибудь он начнет утрачивать жизненные силы, которые черпал, будучи на земле, в связи со своим источником. Вот одно из проявлений нашего увядания, оно происходит само собой во времени. Если мы просто родились и живем, то душевно-телесный потенциал тратится за счет жизни. Мы можем за счет этого потенциала, получить образование и нам кажется, что мы сами развили свои способности. У нас была способность читать книжки и понимать, это заложено. Запоминать накапливать опыт, строить ассоциативные связи, этот потенциал заложен в нас как в батарейку. Когда уверенный в себе человек, который беззастенчиво пользовался потенциалом, который ему даром достался, не им приобретенный, обнаруживает, что оторван от источника жизни, он испытывает шок. Как рыба, которую штормом выбросило на берег волной, она живая, колотится хвостом, пытается дышать, но мы понимаем, что она погибает. В отношении себя мы не понимаем, считая себя нормальными, жизнеспособными и то, что с нами порой происходит, считаем недоразумением. Если мы что-то утратили, то навсегда и нам самим это не восстановить. Утраченное самообладание восстановить нельзя собственными силами, человеку, оторванному от источника жизни. Чтобы такому человеку вернуть способность управлять самим собой, быть хозяином своих мыслей, желаний и поступков, нужно как батарейке найти общую сеть, от которой Адам нас оторвал, отключил. Для человека, это Бог, источник его жизни, причина того, что я есть на белом свете, как факт. Какая жалость. Мне так хотелось всю жизнь считать, что я сам причина всего. Можно ли так прожить грешному человеку? Нет. Бог не даст. Как невозможно прожить сорванному цветку, что бы он про себя не думал в вазе, что он из себя представляет, это состояние гибели.

Вершина самосознания человека, родившегося на свет, увидеть, что я погибаю, я не просто не очень хороший человек, со слабостями, а понять, что во мне живет чудовище, которое меня уничтожает. Я сам себе не принадлежу, нахожусь во власти стихии, которая мною владеет и делает со мной все, что хочет, чего я не хочу. По молодости я еще могу думать, что хочу этого, своим горделивым самосознанием.  Человек не этого хочет, он хочет быть как Бог и это его заданность, но только для того, чтобы эту заданность осуществить нужно сначала войти в общение с Богом, и тогда увидишь до какой степени ты не то, что о себе думаешь. Это можно обнаружить только в божественном свете. Сам человек может бесконечно биться головой о стену, человеческая жизнь может превратиться в многолетнее существование, состоящее из одних и тех же поступков. Он ничего не поймет, и каждый раз будет считать, что опять не получилось, но в следующий раз получится. Только когда человек обнаружит, что он просто не жизнеспособен, и не может самостоятельно жить, он погибает, тогда становится возможным обнаружение правды и эта правда называется – грех. Вот, что значит грешный. Грешный не значит, что не очень хороший человек, который способен на некрасивые поступки, неприлично себя ведет. Нет. Грешный – это погибающий человек, и когда он сам о себе говорит, что он грешный, он именно это имеет в виду, что сам по себе погибает. Увидеть себя грешным можно уже тогда, когда в тебе есть источник жизни. Только Бог может показать человеку, какой он на самом деле. Сам человек это никогда не увидит и не узнает. Он всегда будет отворачиваться от этого, он не хочет этого, ему нужно быть уверенным в себе. Если человек, предоставленный сам себе, допустит мысль, что он не может собой управлять и сам себе не принадлежит, что он листочек, оторванный от дерева, и его несет по ветру, для него это страшно. Человеку с горделивым устроением ума, с которым мы рождаемся, представить, что он ничего собой не представляет и согласиться с этим невозможно. Результат человеческого роста через самоумоление в собственных глазах, когда человек доходит до нулевой отметки и видит, что он грешен. Апостол Павел сказал: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное того не нахожу». Мягко сказано, я не в состоянии делать добро, хотя чувство у меня есть, есть переживание, совершенство, мы это чувствуем и оцениваем, но чтобы в себе самом это изобразить не находим. То доброе, что люблю, не делаю, а делаю то, что ненавижу. Это всем надо запомнить. Это и есть исходная точка, исходный уровень, с которого начинается рост человеческой личности. Это трезвое самосознание грешного человека. С этого момента и может начаться христианство. Христос говорил в Евангелие: «Никто не знает сына, кроме отца, и не кто не знает отца, кроме сына, и кому сын захочет открыть» (имеется в виду сын Божий.). Захотел директору завода открыть Бога, и открыл. Как? Показал ему кто он сам по себе без Бога. Пока человек не смирился и не встал лицом к лицу перед Богом, пока не закричал на полном серьезе: «Господи, помилуй», до этого момента он хочет как можно быстрее, и во что бы то ни стало от этого избавиться. От чего? От того, что Бог ему дал, чтобы человек начал, наконец, нормальную человеческую жизнь.

Нормальная человеческая жизнь начинается только тогда, когда человек восстанавливает прерванное общение с источником жизни, с Богом. По латыни это называется «религио», лиго – соединять, ре – воссоединять. Мы все религиозные личности, и как ни странно звучит, наше сомнение, это проявление нашей религиозности, нашей религиозной потребности. Мы ее так удовлетворили по-дурацки, иначе не могли. Мы обожили себя, и самого себя любим, и в себя самого верим, и на себя самого надеемся. Все шиворот на выворот, это и есть самоубийственное состояние, для каждого рожденного на свет человека. Такой замечательный малыш, просто ангел, но в нем уже это все есть. Страдания, бессмыслица жизни человека без Бога, уже в малышке есть. У него будет своя дорога, и сын божий ему будет открывать себя и отца, то есть Бога Троицу, как хочет и когда хочет. Если мы стали верующими людьми, увидели свои несовершенства, не все, конечно, иначе можно сойти с ума, припали к Богу, как к единственному источнику своей жизни и боимся отпасть от этого источника. Это здоровый страх и у нас нет повода предъявлять претензии к людям, с которыми это еще не произошло. Мы тоже не очень старались, чтобы с нами это произошло. Почему Бог решил именно нам открыть, кто мы есть на самом деле. Не иначе любит нас, сжалился над нами, потому что если бы мне сейчас не открыл, для меня конец. Бог знает, когда открыть. В тот самый момент, когда кто-то уже считал меня стопроцентной добычей, считал, что я у него в кармане, именно в этот момент Господь мне открылся теми страданиями, на которые я сам себя обрек, общаясь с дьяволом. Дьявол думал, что он меня приобретает, а в момент, когда думал, что я уже его, взял и потерял. Шансов у него на меня, как на добычу, резко поубавилось. Для каждого человека, это самая главная проблема. Мы верим во Христа спасителя, отчего? Ведь спасение, это очень сильное слово. Если мы кого-то называем спасителем, это серьезное заявление. Это не помощник, не учитель, не наставник, не руководитель и даже не врач. Спаситель – это когда погибает человек и обязательно погибнет, если его не спасти. Например, человека засосало болото, он начинает шевелить руками и ногами и этим ускоряет свою гибель. Если человек начинает надеяться в гибельном положении на себя, то он быстрее утонет. Обычно говорят: «Замри, дай руку». Но кто это может сказать, тот, кто точно не в болоте, а там, где совсем иная реальность. Если это человек, то он стоит на твердой почве, он сильный, ведь нужна сила, чтобы вытащить человека из болота. Мы говорим: «Христос спаситель», а от чего он спасает, у нас размазанное представление, потому что мы не видим в себе того, от чего он нас пришел спасти. Мы читаем Евангелие и если не дозрели до этого состояния, то даже чтение Евангелие не может подвигнуть нас к тому, чтобы пересмотреть вою жизнь. Некоторые люди, как ни странно, это не признак их некомпетентности, много образованных людей не могут читать Евангелие. Они его не понимают и это не от них зависит. Таких людей очень много, оказывается, чтобы прочитать Евангелие и чтобы это вызвало нужный резонанс в твоей душе, это зависит не от тебя, то, что Сын хочет открыть далеко не всем. Когда на богословских спорах встречаются христиане и мусульмане, которые на несколько раз прочитали Евангелие, и они с пеной у рта доказывают, что Бога нет, кроме Аллаха и Мухаммед его пророк. У них есть свои аргументы и нужно быть хорошо подкованным в области богословия, чтобы эти аргументы разбивать. Ни каждый христианин может поспорить с образованным мусульманином на тему истины христианства. Они прочитали Евангелие, и что? Ничего, это не для них. Есть потрясающий пример. Был академик Лихачев, недавно скончавшийся. Этот человек, может быть единственный, прочитал всю древнерусскую словесность, все, что было написано на старославянском языке. Он лучше, чем кто-либо знал нашу письменную русскую культуру, ее источник вдохновения, знал все об истории нашей письменности, откуда она взялась, про Кирилла и Мефодия. Он читал Библию и весь Новый Завет от и до, и он так и остался неверующим человеком. И такое возможно. Бывает так, что листочек Евангелие прибило к ноге, как было однажды в советское время. Паренек стоял на остановке, и к ноге ветром прибило листочек из Евангелие без начала и конца, он прочитал его и пошел подавать документы в православную семинарию. Он не знал ни Отче наш, ни одного священного текста, тогда этого ничего не было, просто прочитал этот случайный листочек. Когда его спросили, почему он хочет поступать в семинарию, он рассказал, как все было. Рассказал, что, прочитав этот листочек, он понял, что это правда, поэтому пошел туда, где этому учат. Он не знал, как объяснить, что с ним произошло. У него произошел переворот в душе, и для него абсолютно все изменилось. Господь его преобразил в одно мгновение, и он не один такой. Это был советский парень, комсомолец, который пришел из армии, он не читал русской словесности, и его приняли в семинарию, потому что это был самый важный аргумент, человек был верующим. Человека, в семинарию чтобы он служил Богу в церкви, Бог достал с самого дна и сам привел. Разве парень был какой-то особенный, выдающийся? Нет. Господь говорил: «Сила моя в немощи совершается». Кто о себе меньше всего мнит, для того Евангелие, кто хоть немного считает себя грешным человеком, у того Евангелие обязательно вызовет ответный резонанс. Евангелие, это не просто текст, где написана правда про человека. Это божественное откровение, поэтому, когда человек читает Евангелие, ему в этот момент открывается Бог. И этим Бог тоже стучится в сердце человека. Христос сказал: «Я стою, стучусь у двери сердца вашего, кто мне отворяет, к тому вхожу и с тем мы вечерять будем». Вот он к этому парню даже постучать не успел, душа уже открылась. А к академику Лихачеву, в сталинских лагерях, обстоятельствами жизни Бог долбился в его сердце и ничего. Он себя называл православным атеистом, то есть считал себя причастным к православной культуре, но не верующим в Бога. И такое возможно.

То, о чем мы с вами говорим, это самое главное. Мы должны понять, отчего нас Христос спасает. Это знание и понимание достается нам не столько от чтения священного писания, посещения школы «Православного самосознания», хождения в церковь, еще каких-то усилий с нашей стороны. Мы видим, что это без Бога не бывает, и Бог избирательно действует. Если это зависит от Бога, а как мы знаем, Бог всех хочет спасти. Каждого грешника он хочет привести к жизни, для которой он его создал, для себя, для того, чтобы каждый человек жил одной с Богом жизнью, совершенной, блаженной, вечной. Неужели Богу трудно 7 миллиардов человек сделать верующими, как этого парня? Каждому прилепить листочек из Евангелие, но этого не происходит.

Мы видим, что православных христиан в мире 170 миллионов человек, католиков миллиард с лишним, около 400 миллионов протестантов (православные считают это ересью), почти 2 миллиарда китайцев исповедуют марксизм. Это люди, считающие себя атеистами. В Китае нельзя заикнуться о религии. Там к буддистским монахам относятся как к мерзавцам, и тунеядцам. Церковь, это меньшинство на земле. Христос когда-то был один, потом было 12 апостолов, затем Господь дал своей истине просиять в огромном количестве людей. В первое тысячелетие Христово до VII-VIII вв. был потрясающий расцвет. Все цивилизованное человечество было покорено христианством, и оно было государственной религией на территории всего тогдашнего цивилизованного мира, Римской империи. Это было не все человечество, а потом церковь заняла такое положение, какое должна занимать вместо закваски. Огромная кадушка теста, аморфная масса, туда бросают закваску, и эта маленькая закваска совершает работу. Христос говорил: «С чем я сравню Царствие Божие, с закваской, которую женщина кладет в три меры муки, пока не скиснет все». Закваска, это ферменты, самые живые вещества. Фермент к чему не прикоснется, все вокруг начинает жить и двигаться. Он запускает все химические реакции вокруг себя. Христос говорил: «Вы цвет миру, вы соль земли». Соли немного нужно в борщ бросить, и если не посолить, то все овощи будут не пригодны для еды.

Никогда не будет, чтобы в каждом городе, селе, во всех странах мира было по храму Христа спасителя. То, о чем мы сейчас говорим, в мире никогда не приживется. Это не станет всеобщим мировоззрением и самосознанием всех живущих на земле. Вероятно этого не надо, нужно какое-то количество людей, входящих в церковь Божью для того, чтобы то, что сделал Христос имело отношение ко всем. Как говорят святые отцы: «Пока в России молится последний монах, мир стоит». Вот, что такое закваска, один человек молится за весь мир. Вспомните спор Бога с Авраамом, их торг 500, 100, 10. «Если 10 праведников обнаружишь, пощадишь Садом и Гоморру»– спрашивал Авраам и Бог отвечал: «Пощажу, если найду». Не нашел, поэтому и произошла та катастрофа. Есть люди, которые знают о себе правду и распоряжаются этой правдой как нужно. Они каются. Кого мы называем праведниками исходя из того, что мы узнали о человеке? Праведники есть? Святые? Нет. Святые знали, до какой степени они не соответствуют правде Божьей. Преподобный святой никогда бы не сказал, что он праведник. Наоборот, он настолько был чист душой, что видел малейшее греховное движение своей души. Нам этого во веки веков не увидеть, а он видел. Если даже здесь я не свободен от греха, что говорить об остальном. Сисой Великий , перед смертью просиял лицом и говорил: «Я не знаю даже, положил ли я начало покаянию своему». Человек всю жизнь прожил в общении с Богом, это было единственное счастье его жизни, единственный смысл, он этим дышал, был с источником своей жизни. Именно поэтому он видел, до какой степени грех повредил человеческую природу. Православные монахи знают, что такое бесы. Мы не знаем, нам кажется, что сами живем и управляем всем. Когда мы видим фото православного монаха схимника, удивляемся, что он так нарядился. В черном куколе-капюшоне, рук, ног не видно, лица не видно и весь разрисован крестами и надписями из псалмов и Нового завета. На его черной епитрахили нарисован огромный белый крест, чтобы хорошо было видно. Кому, людям? Нет. Бесам. Он живет один и его люди не видят , он никому не демонстрирует свой наряд. Это нужно, чтобы бесы от него шарахались. Он для них объект внимания номер один. Бесы никогда не отказываются от своего намерения, если они видят, что у них ничего не получается, видят, что безвозвратно теряют человека, то еще больше остервенеют. Они начинают открываться человеку видимым образом. Страшнее нет зрелища. Почитайте жития Святых, они бьют людей. Антоний Великий был избит бесами физически до синяков. А к Серафиму Саровскому  в келью бесы бросили дерево, вырванное с корнем. Вот какая силища. Святые отцы и монахи не считают себя праведниками. Праведник – это кающийся грешник и все. Человек, который видит, что он без Бога погибает, и хочет выжить, хочет изменить свою жизнь, уповает и надеется только на Бога, на себя надеяться не на что. У меня вообще ничего нет, на что я мог бы опереться. Есть только желание добра, как говорил апостол Павел и все. Некоторые святые отцы говорят страшные вещи: «Человек без Бога даже захотеть добра не может. Он думает, что хочет добра, на самом деле нет». Мы начинаем восстанавливать свою жизнеспособность, прерванную грехом. Цветок начинает обретать способность жить, развиваться и даже давать потомство, когда его пересадят на почву, если будет возможно. Тогда все меняется и начинается христианство.