ДУХ

Продолжаем  работу школы «Православного  самосознания». Мы занимаемся тем, что по научному называется  христианская  антропология, по  русски –православное учение о человеке, и за первые два занятия кое-что  выяснили.  Выяснили,  из чего состоит человеческая душа. Сказать состоит, было бы не правильно. Душа нечто цельное, и чем более духовен уровень организации в человеке, тем он более прост, в смысле не сложен. Если посчитать свойства души, которые мы успели разобрать и суммировать, то увидим, даже если считать, что это отдельные части человеческой души, все равно это  намного проще, чем человеческое тело. Наше тело состоит из огромного количества органов и тканей, которые состоят из многочисленных клеточек, а в клеточках есть свои внутриклеточные элементы и оболочка, а там идут непрерывные биохимические процессы,  молекулы органических и неорганических веществ. Наше тело запредельно сложное. Душа проще: это ум, мышление, память, воображение, желания, свободная воля, любовь, ненависть, способность радоваться и наслаждаться, наша словесность и наше самосознание. Вот и все.

Сегодня  мы с вами поднимаемся еще выше, и будем отталкиваться от того свойства, которое разбирали в прошлый раз в последнюю очередь. Мы входим в область духа. Если под названием душа иметь в виду некую духовную составляющую человеческой личности, в отличие от материальной, от тела духовная составляющая внутри себя тоже не однородна. Мы говорим, что  душа, а это совсем  иная область, о которой мы будем говорить – это область  духа. Что это и в чем разница?   Деление условное, просто область духа, это то, что не только человеку принадлежит. Если все о чем мы говорили до этого, называли свойствами человеческой души, значит, имели в виду, что это принадлежность человека.  Это  ему принадлежит, и он этим может распоряжаться, хотя как  мы видим не всегда. Не всегда нам послушен ум, не всегда нам послушны наши чувства, память, воля. Мы видим, как утрачиваем волю, и она бывает  парализована, мы не способны сделать то, чего хотим, и не сделать то, что хотим.

Мы начинаем разговор о том, что человеку принадлежит только отчасти, и почти никогда человек не может этим распоряжаться свободно, как захочет. Может  распоряжаться  настолько, насколько ему доверили. Мы говорим о духе,  и отталкиваться будем от свойств человеческой души, которое   называем самосознанием, когда человек осознает себя как личность. Он говорит: «Я» – а это уже область духа. Это  такой вход в некую совершенно иную область, где человек смотрит на себя со стороны. Осознавать самого себя потрясающе таинственная наша составляющая, хотя кажется, так просто. Я могу себя отождествлять с самим собой, когда одна моя часть находится во мне, она   как бы не моя. Самосознание  – это область смыслов, когда я думаю, хочу, делаю – это  моя активность. Она и душевная, я думаю, я захотел и сделал, подключив тело. А когда задаю себе вопрос: « А зачем я это делаю»? Или когда нам задают этот вопрос. Человек легкий на подъем собрался что-то сделать, ему что-то понравилось, а его спрашивают: «А тебе это зачем»? Он этим вопросом не задавался. Когда я себя спрашиваю «зачем», то и необходимость в этом уходит, на самом деле это мне ни к чему. Это из области самосознания.  Если у человека самосознание высоко организовано, а это такая область, где мы можем потрудиться и окультурить ее, облагородить, возвысить, то тогда мы все время задаем себе этот вопрос прежде чем даже, что-то захотеть. Мы подвергаем это смысловому контролю «Зачем?».  Наши «зачем» потихоньку поднимаются, начиная от наших полу инстинктивных  позывов,  до нашей религиозности. Тогда человек задает себе вопрос: «Зачем я живу»? Я есть, у меня есть руки, ноги, голова, туловище, я думаю, я хочу, мне что-то нравится, что-то не нравится. Вокруг меня такие же как я.   Ребенок думает, вот мои родители, они утром уходят на работу, отводят меня в школу или детский сад, потом забирают. Вечером смотрим телевизор, я делаю уроки и так  каждый день. Однажды у ребенка возникает вопрос: «Зачем это все?». Особенно  остро этот вопрос возникает тогда, когда ребенок узнает, что люди умирают. У папы с мамой были родители, его дедушки и бабушки, постепенно они умирают и тут ребенок легко может  догадаться, что потом не станет папы с мамой, а потом не станет его. И это происходит со всеми, тогда  вопрос «Зачем все это?» встает очень остро. Это первый религиозный запрос, первый духовный запрос у человека: «Кто я и зачем я»?  Если человеку не дать удовлетворительных ответов на   эти первые духовные запросы, то человеческая жизнь может  потерпеть катастрофу, и терпит ее. Это происходит на наших с вами глазах с нашими собственными жизнями. Люди начинают искать удовлетворительных ответов на свои религиозные запросы осознано и  целеустремленно, когда много утрачено, и  уже многое не восстановить. Когда утрачена воля, человек весь в зависимостях, утрачены другие душевные качества, здоровье душевное и телесное, когда человек страдает. Если  бы вовремя получил ответы на  этот религиозный запрос, то многих страданий можно было избежать и сохранить себя в наименее поврежденном состоянии и душу, и тело.

Мы приходим в церковь в таком виде, в каком есть и начинаем задавать вопросы тому единственному, кто может ответить – Богу.  Потому что та область в нашей душе, где возникают религиозные или духовные запросы – эта область пребывания Бога в человеке. Это законное место Бога – наш дух.  Он должен там находиться, должен там жить, и когда  он там, тогда  вопросов нет, тогда духовные запросы снимаются сами собой. Смысл просвечивается сразу в любом объекте этого мира. С чем бы я не столкнулся, я во всем вижу смысл, он для меня становится первичной реальностью, очевидностью.

Православный христианин способен видеть Бога за всем, что он видит, слышит и за всем, что с ним происходит в жизни, только когда Бог занимает свое законное место, там, где он должен быть. Это наша с ним общая территория. Святые Отцы говорят, что наш дух – это некий орган, которым мы ищем Бога. Вопрос «Кто я и зачем я?» – это попытка найти  Бога, мой первоисточник, откуда я и  куда, а значит и кто я. Здесь мы никак мимо Бога не пройдем, чтобы удовлетворить эти запросы, а они возникают  очень рано в детстве, и остро встают в подростковом периоде. Это орган богоискания, наш дух,  орган богопознания. Мы духом  познаем Бога. Не  умом, не рассудочно, а как говорят Святые Отцы – сердцем. Наш дух – это наша  сердцевина, ядро человеческой личности, это первичная глубина человека.  Именно там,  в этом ядре и должен пребывать Бог, но только тогда, когда наш орган как дух, благодаря нашему свободному волеизъявлению, выполняет  свою функцию, когда мы ищем Бога.

Если  человек ищет Бога, он его обязательно  найдет, а потом будет с ним общаться, будет находиться с ним в живом непосредственном общении.  Бог отвлеченное понятие только для нашего ума, для наших чувств, которые способны воспринимать только то, что можно видеть,  слышать трогать, а для нашего духа Бог доступен в непосредственном переживании.  Человек может соединиться с Богом в одно целое. «Кто ест мою плоть и пьет мою кровь, тот во мне, я в нем он имеет жизнь вечную, и я  воскрешу его в последний день» – говорит Христос. До такой степени человек может соединиться с Богом своим духом, так основательно Бог может поселиться в человеке.  То, что в нас есть, что нам не принадлежит, мы знаем с детства. Это знание называется совесть. Весть – это знание, совесть – совместное знание, то есть знаю что-то, что знает еще кто-то, мы с ним вместе знаем. Я знаю то, что знает Бог. Вот, что такое совесть. В самом слове заложена мудрость.  Мы к своей совести относимся как к чему-то чужеродному. Откуда она взялась, что она в нас делает, с ней одни неприятности. Поэтому мы говорим, что она нас мучает. Мы говорим: «Муки  совести», так выброси ее, но не получается. Она наша, и не наша. Иногда, мы изо всех сил пытаемся от нее избавиться, но избавиться от нее нельзя, можно только  оглохнуть к ее голосу.  Человек может оглохнуть  ушами и перестать слышать, тогда многие проблемы уходят сами собой. Например, не услышишь никаких претензий от окружающих. Видно, человек рот открывает и говорит так нельзя, ты не прав, а я не слышу. Наша совесть состоит  из двух вещей из голоса совести и нашего совестного чувства, которым мы воспринимаем и здесь мы можем что-то поменять. Мы можем стать более чуткими, восприимчивыми, улучшить наш слух, а можем наоборот этот слух приглушить и даже выключить. Тогда человек становится бессовестным, не потому что у него нет совести, она есть, но он ее просто не слышит. Человек видит, что ему что-то  говорят, рот открывается, а он не слышит, точно так же я говорю, а совестное чувство не воспринимает. Я слышал разговор двух парней про работу, которые стояли у киоска, и пили пиво,  и через слово, мат. Они не слышат, к ним даже претензии  не предъявишь, так как они абсолютно глухие к себе. Христос говорит: «За каждое праздное слово, которое говорят люди, дадут они ответ в день Суда». Когда-то наше совестное чувство (слух)  откроется,  и мы услышим все, что сказали. Мы здесь можем   заглушить наше совестное чувство, так, что нам будет хорошо, никаких проблем, совесть не мучает.

Совесть – это из области духа, внутренний, нравственный закон в человеке. Если бы не  совесть человек был бы невменяемый. Ему нельзя было бы ничего вменить в вину, если бы ни это нравственное чувство, которое вложено в человеческую природу.  Раз оно есть, значит, человек вменяемый, и может поступать  так, а может поступать иначе, в зависимости  от того, насколько внятно звучит его совесть. Он может поступать не только рационально, может выбирать вариант поведения, что ему выгодно, что нет. Советь призывает человека к тому, что совершенно не рационально. Она может даже принудить человека пожертвовать собой, заглушить  инстинкт самосохранения, что стоит на страже жизни. Мы знаем, что люди могут подниматься над инстинктом самосохранения и жертвовать собой, ради кого-то или чего-то, что для них важнее  их земной жизни. Именно таких людей мы считаем национальными героями, святыми, мы им молимся. Этих людей мы и помним, только такие  люди представляют для нас интерес.

Когда мы  видим, как три бугая избивают старика, чтобы у него что-то отобрать, или пытаются изнасиловать девушку, рассудок нам говорит: «Иди домой». Рассудок стоит на страже инстинкта самосохранения и говорит: «Тебе завтра на работу, у тебя дети, а ты придешь с разбитым лицом, или тебя покалечат,  и если выживешь, то останешься калекой, может быть она сама виновата, а ты, не зная в чем дело, полезешь   разбираться и т.д.». Видите как много аргументов.  Совесть же говорит: «Иди и спасай», и никак не аргументирует это. Такой мощный  императив  у человека идти и спасать. И человек идет и  спасает. Он не соизмеряет ни сил, их трое, а я один, они сильные, я слабый, чем все это закончится, какие будут последствия. Это абсолютно все вне интересов совести. Совесть говорит о главном, все остальное не имеет ни какого значения, ни обращай,  ни на что внимания, делай вот так! Нам всегда нужны  аргументы, почему так, а не по-другому, есть разные варианты,  нужно найти компромисс и т.д.  Мы знаем, что совесть может не  только мучить, она может грызть, и человек испытывает  угрызения совести. Человек может  переживать  и положительные действия совести, когда   совершает совестный акт. Когда он его совершает, то есть поступает по совести, как она ему сказала, то получает подлинное удовлетворение оттого, что он человек.  Человек как бы поднимается над  своей собственной природой и переживает свое подлинное человечество, не свое скотство, которое у нас тоже есть, а именно человечество. Совесть, это то, что радикально отличает нас от животных. Если человек  живет по совести, даже если он не выдающаяся личность, не звезда, а никому неизвестный человек, именно  этот человек наиболее ценен, из всех кто живет, перед лицом Божьим, потому что совесть – это внутренний голос Божий в  человеке.  Я знаю то, что  знает Бог, и я могу делать то, что хочет от меня Бог, это все наш дух. Все себя считают людьми совестливыми, бессовестным никто себя  считать не хочет.  Если нам кто-нибудь скажет: «Ты же бессовестный», мы не соглашаемся, и считаем, что это не так.

Наш дух – это орган богоискания, орган богообщения, орган, которым мы молимся и которым мы верим. Дух есть у каждого новорожденного человечка. Мы все  рождаемся с этим органом,  его уместно сравнить с телесным органом. Почему?  Потому что с ним происходит то же самое, что с некоторыми телесными органами. Например, если  какая-нибудь мышца не будет регулярно выполнять свою функцию, для которой она предназначена, ведь каждая мышца должна напрягаться и совершать определенную  работу. Если она перестала это делать, то  она  атрофируется  и становится  сначала слабой, вялой, потом начинает уменьшаться в объеме, из нее уходит вода. Зачем там  нужны  растворенные микроэлементы, если  мышца не работает, она высыхает и становится как сухожилие. Может показаться, что ее нет и надежды на то, что она когда-то заработает, нет никакой. С нашим духом происходит точно так же. Если он не выполняет свою функцию, то становится слабым, вялым и атрофируется. Человек становится бездуховным.  Он никогда  им не пользовался и никогда осознано не занимался богоисканием. Человек нашел ответы на первые религиозные  запросы, например, в таком варианте: «Да, не бери  в голову.  Наливай да пей и т.д.» Выпил, все хорошо, опять возник  запрос, опять выпил и нормально.

Сегодня у меня  на консультации был человек, который не знал, что делать со своей стеснительностью в юности.  Он был очень стеснительным и спасался алкоголем.  Кончилось  все плохо – тяжелой алкогольной  зависимостью.  Человек приспосабливается к этой жизни. Если дух не выполнял свою функцию, то  у человека перестает работать совестное чувство, и он соглашается с тем, что  мало, чем отличается от животных. Человек просто хочет есть, радоваться, совокупляться, сначала может быть размножаться, а потом только совокупляться.  Он становится  универсальным потребителем. Сейчас  у нас строится общество всеобщего потребления, чтобы люди хотели потреблять  все без разбора, то  есть без контроля совести, без  этого ОТК.  Чем меньше проблем с совестью, тем легче живется, человек становится бездуховным.

Давайте представим ситуацию. Родился полноценный человек  9,5 баллов по  десятибалльной шкале.  Есть такая шкала, по которой меряют, насколько полноценный младенец. Все у него на месте ручки, ножки, крепыш, сразу начал есть, аппетит прекрасный. Все нарадоваться не могут, все счастливы. Представим  такую ситуацию, он живет, и никто ему ни сказал, что его ноги для того, чтобы ходить, и он не знает об этом. Когда у него появилась потребность перемещаться в пространстве, он ползал.  Если он  не узнает, что ноги для того, чтобы ходить,  он так и будет ползать, В принципе все его устраивает, потому что в комнате, за пределы  которой он не выходил,  было все знакомо. Он думал, что когда  лежит, это его рост. Он видел  свои ноги, но что это такое  и что с этим делать не знал. Потом,   услышав шаги за дверью, решил посмотреть, что там. Дополз до двери, открыл и увидел перед собой такого же человека как он, только очень большого, с его точки зрения до потолка.  Этот человек стоит на том, что  у него болтается в виде атрофированных костяшек и оказывается на этом можно стоять и ходить. За  две секунды этот  человек может пройти расстояние, которое ему надо ползти 10 минут. Мало того,  эти люди могут бегать, прыгать и танцевать. Человек посмотрел на свои атрофированные конечности и подумал: «Почему мне никто не сказал, что можно так жить. Я ведь тоже мог бы так жить, если бы мне сказали, как этим пользоваться». Позавидовал, и  захотелось ему так же жить.  Что ему  нужно  делать, чтобы  хотя бы встать  на ноги? Надо работать и совершать одни и те  же движения с  нагрузкой, многократно повторять конечностями одни и те же  движения, чтобы нагружать мышцы, от которых практически ничего не осталось. Тогда появится шанс, и человек когда-нибудь обязательно встанет, но ему нужно преодолеть боль, потому что нетренированные  мышцы при нагрузке  болят, иногда очень сильно. Боль проходит при очередной  нагрузке, преодолевая боль, когда снова  нагружаешь,  мышца уже не так сильно болит, а иногда совсем проходит. Нужно преодолевать  лень. Человек никогда в жизни этого не делал, не было необходимости, а теперь приходится. Нужно преодолевать разочарования, потому что человек не терпелив, и ему хочется « уже завтра». Нас, православных христиан это особенно касается.  На консультацию пришла женщина и  жалуется: «Что мне делать, у меня муж запивается и  лечиться не хочет», я посоветовал ей молиться за него от всей души. Она отвечает, что молится уже два месяца за него, а он сильнее пьет. Два месяца молится, а эффекта ноль и уже разочарование.

Человек целую неделю  пытается разрабатывать свои ноги, все болит, неохота и никаких результатов, хорошо, если у него есть тренер, который расскажет что к чему,  научит, заставит и тогда, когда-нибудь этот человек обязательно встанет. Иначе не бывает, и тогда в его жизни очень многое качественно изменится.  Вся его жизнь качественно поменяется, потому что он  впервые в жизни посмотрит на себя с высоты нормального человеческого роста. Согласитесь, что  большая разница, как человек видит самого себя и окружающее из положения лежа, или из положения стоя. Он увидит, что комната не такая большая, даже тесная.  Предметы, которые лежат на полу,  и он придавал им большое значение, считая, что так и надо иметь их перед глазами, а сейчас увидел, что это мусор, который просто нужно подмести, чтобы было чисто. Человек впервые в жизни поднялся своими глазами выше подоконника и увидел, что мир  не ограничивается этой комнатой, и даже коридором, в который он выглянул. Мир открывается для него, как нечто бескрайнее, бесконечное. Он видит горизонт, а за ним бесконечность, видит небо, облака,  звезды, деревья, птиц и это все для него. Он  всем этим может пользоваться, как  люди, которые ходят и тогда ему еще больше захочется ходить. Пока он только стоит, держась за косяк, чтобы не упасть. Он будет преодолевать малодушие, боязнь упасть и ушибиться, будет делать первый шаг, потом второй. Он может даже упасть, но  уже никогда он не удовлетворится тем, что с ним  происходит, когда он лежит, то, что с ним было всю жизнь Он никогда  больше не согласиться быть таким, потому что у него есть опыт вставать и стоять на своих ногах. Такой человек обязательно будет  ходить, бегать прыгать, путешествовать, покорять вершины гор. Он поймет то, что с ним было до этого, была не жизнь,  было недоразумение. Он был еще не человек, а сейчас худо-бедно человек, есть ноги и они работают. Это  очень похоже на то, что происходит с нашим духом. Если человек родился и ему никто не сказал, что у него есть этот орган – дух, и  им  можно пользоваться, и как пользоваться никто не научил, то человек не будет им пользоваться, и его до поры до времени все будет устраивать. Пришел с работы, включил телевизор, или компьютер, взял бутылочку пивка, поел, в 22-30 лег спать, утром пошел на работу такую «любимую». Как  по радио говорят на разных радиостанциях: «Дорогие друзья, сегодня пятница, завтра выходной». Они предполагают, что вся страна лентяи, которые с трудом таскают себя на работу с понедельника до пятницы, что это для них каторга.  Пришел такой человек на работу, сделал вид, что работает, а в пятницу вечером  бежит в магазин, в пятницу начал, в субботу продолжил, в воскресенье опохмелился, в понедельник на работу и все сначала. Все так живут, нормально, но что-то не так. Совесть, она все время задает вопросы: «Зачем это все?  Ты прожил день, и какой смысл в этом? Зачем  ты живешь»? Мы каждый день видим по телевизору, как умирают люди, все время передают, что кого-то убили, кто-то погиб в аварии, а ведь люди думали, что придут домой. «Что меня ждет завтра?» –  задает вопрос такой человек. Абсолютная бессмыслица, поэтому лучше выпить и забыться. Мне, многие пациенты, говорят: «Я не могу жить трезво, невыносимо. Когда я трезвый все время звучит вопрос «Для чего это все»? Есть деньги, все, что хотел, купил. Ты счастлив? Нет. А кто счастлив? Нам со стороны кажется, у кого  много денег и возможностей, благодаря деньгам, он счастлив. Ничего подобного. Он еще более несчастен. Если обычному человеку дать то, что есть у Абрамовича, он умрет от разрыва сердца с испугу. Не приведи Господи.  Тут не только бессмыслица, но и страдание, я делаю то, что мне нравится, это вызывает страдание. Я все время  за это расплачиваюсь, то похмельем, то наркотической ломкой, то скандалами с женой, то неприятности на работе. Одни неприятности, которые еще острее ставят передо мной  вопросы «Зачем я все это делаю? Зачем меня родила мама»? И человек все чаще и рельефнее задумывается о самоубийстве, потому что просыпаться не хочет. Проснешься, и все это опять начнется по кругу. Как-то до вечера надо дожить, а там рюмочку, и легче становится.  Я хочу, чтобы мне было комфортно и беззаботно, а болезни  говорят, что это невозможно, они все время говорят, что ты существо ненормальное, страдающее, болеющее и каждая болезнь напоминает о неизбежной смерти. Если человек не идиот, он, конечно, будет с этим  что-то делать. Если он своим умом не простирается в  духовную область, то его такое полу животное состояние вполне удовлетворяет. Я не помню, кто из наших классиков сказал: « Америка, это рай для дураков».  Моя старшая дочь  шесть лет прожила в Нью-Йорке  и рассказывала, что там, среди молодежи  можно встретить по настоящему  счастливых, ни о чем не задумывающихся, людей. Потому что их интеллект не простилается дальше улицы, ночного клуба, тусовки. Они ничего не знают и не хотят знать. Не знают что такое Америка, сколько народу живет, откуда она взялась Они знают только, где взять кайф, очень любят есть, не очень любят пить. Молодежь там не пьяницы, они токсикоманы, то есть у многих лекарственная зависимость.  Вроде не наркоман, но всегда под кайфом, причем по назначению врача. Потому что отсутствие смысла жизни в  подростковом возрасте, грозит самоубийством и все психиатры на Западе научены, если ребенок  начал тосковать по какой-то причине, ему  необходимо назначать антидепрессанты. Большой процент  шестнадцатилетних  подростков (эти данные не публикуются) сидят на психотропных препаратах от депрессии. Как у алкоголика, отними водку и для него жизнь станет невыносимой, лучше покончить с собой. Так и у современной  молодежи на Западе, да и у нас также. Отними то, на чем он сидит,  и человек захочет покончить собой. Если захотел, то свое желание человек может реализовать. Примерно 60 тысяч человек в год у нас в стране это делают.  Мы не  самый большой процент занимаем в мире в этой области, нам говорят, что мы первые. Нет, в процентном отношении мы не первые. Первая Норвегия, самая благополучная страна в Европе. Вот, что такое, когда дух не работает и не выполняет свою функцию. Вернее он работает как рыба, которая выброшена на сушу и жабрами пытается вдохнуть, но нет воды, она совершает активность, но задыхается.  Так и человек, если он не получает  удовлетворительных ответов на свои духовные запросы, то он как рыба на суше. Эта бессмысленная активность, которая может иногда  принимать глобальные масштабы.

Например, при великолепии и благополучии в нашем здравоохранении и образовании взять и запустить проект «Фобос-Грунт».  Группа людей работала над этим проектом, чтобы слетать на спутник Марса и взять образцы грунта. Деньги на ветер, а какая потрясающая  была активность людей с высшим образованием. В основном люди свою активность направляют, чтобы уйти от реальности и вообще ее  не видеть, потому что это невыносимо. Сейчас вечер и началась жизнь в городе, все ожили. Кто отоспался после прошлой ночи за весь день, вызывают такси и едут по  «делам» до утра в ночных клубах, в которых битком набито. Казино закрыли, но все равно играют в подвале или еще где-нибудь. Из всего этого у человека только один выход, начать вести духовную жизнь, иначе он погибнет.  Он видит, что вроде жив, но это не жизнь, это даже существованием назвать нельзя, нечеловеческая жизнь. Человек перестает с этим мириться и ему хочется вырваться из этой бессмыслицы. Он не хочет поверить в то, что человеческая жизнь может быть настолько подлой и мерзкой, чтобы сводиться только к этому.

Когда человек видит, что он  в этой бессмыслице растерял все, и по сути дела погибает, как бы это не произошло, при каких-либо  обстоятельствах, тогда последний крик истосковавшейся по Богу души, дух ведь ищет Бога, он же для  этого. Когда ничего нет, чтобы отвлекало от Бога, а есть только я, еще живой, Бог и все. Тогда из этого состояния человек  может крикнуть: «Господи, помилуй»! Вот первая нагрузка на этот орган,  та самая, для которой он был предназначен, что он должен был делать изначально. Это орган, которым мы молимся,  наши молитвы оттуда исходят. Оттуда первичная  интенция  к Богу из духа, из  нашей сердцевины. Такой человек молится образцово, исстрадавшийся человек, своей истосковавшейся по Богу душой молится так, как  должен молиться человек всегда.  Он понимает, что без этого  погибнет, и душа впервые в жизни начинает воспринимать то, что является для  нее подлинной пищей, от которой она растет, развивается, живет, от которой она себя осознает как человек.  Для  нее раскрывается безграничная перспектива человеческой жизни, которая простирается гораздо дальше, чем эта территория  с ее пространством и временем, где мы родились. Человек может подняться до переживания того, что  Христос – воскрес – это вершина самосознания человека. В свете этого все меркнет, все вторично, все не имеет значения. Тогда человек спасается и человеческая жизнь приобретает то направление, и тот характер, который  был задуман изначально об этом человеке Богом.

Может показаться, что если бы ребенок родился в православной семье, и в православной стране, то ему больше бы повезло. Как пишет   митрополит Вениамин  Федченков: «Мы жили и не знали, что где-то есть неверующие люди, а потом увидели, что они есть. Вот какие чудаки».  Конечно, хорошо жить в более благоприятной среде, тогда человек с меньшими потерями начал нагружать свой дух, но если ты не выстрадал сам лично потребности в духовной жизни,  в Боге, то твоя духовная активность, переданная по наследству не дорого стоит. Она мало ценится. Как только создается государственная система православия, опекаемая и защищаемая государством, сразу складывается механизм будущего уничтожения этого государства. Оно сойдет на нет, потому что все люди перестанут ценить православие, оно им даром досталось. Ушла  православная Византия, уходит православная Российская империя, можно сказать, что ушла, хотя окончательно это не зафиксировано. Как Бог даст, может быть можно будет создать на более прочном духовном основании Российскую государственность, чем  была раньше. Как было до революции,  то не дай Бог на таком духовном основании, нас еще большие потрясения будут ждать. Мы видим,  что в какой бы внешней атмосфере человек не  рос и не воспитывался, вера в Бога, которую он обретает, тогда  ценна, когда она выстрадана, когда человеку ряди этого, пришлось пойти на какие-то жертвы. Или когда он оказался лицом к лицу перед Богом, как   слепой котенок, тыкаясь в разные места , пытаясь найти удовлетворение от того, что он живет и не находя его, все потеряв, когда уже некуда тыкаться,  остается только Бог. Как ни странно, такая встреча с Богом наиболее ценна. Это та, заблудшая овца, слепая, потерявшаяся, но ищущая Бога.   Слава Тебе Господи, если она нашлась. С человеком происходит тоже самое,  когда мы с вами говорили о безногом, начинается настоящий рост с нулевой отметки. Когда человек видит, что сам он ничто, он погибает и если ему никто не может помочь, то он погибнет, но с этой  нулевой отметки становится возможным рост человека. Человек, живущий духовной жизнью, должен в результате этой жизни обнаружить, что он находится на нулевом уровне. Мы ведь только  в своем воображении находимся выше, на самом деле мы все внизу. Христос  говорил: «Блаженны нищие духом», а разве есть богатые? Есть те, кто думает, что они богатые, и те, кто мнит о себе нечто. Такие есть, но на самом деле они нищие. Если ты думаешь, что богат, и разбогател, то ты нищ, слеп и наг, вот правда о человеке. Оказывается, что дух – это то, в человеке, что должно господствовать в нем.  Это высшая инстанция, высший орган саморегуляции человека.  Духу подчиняется все остальное.  Все, о чем мы с вами говорили: ум, чувства, воля, самосознание наше определяется  только  состоянием духа. Человек, который не живет здоровой духовной жизнью, подобен кораблю, который вышел  со стапелей, его нагрузили драгоценным грузом, набрали полную команду матросов, грамотных каждого в своей  области и отправили в порт приписки. Кораблю предстоит переплыть море и прибыть домой.  Все есть, кроме капитана, который знает маршрут, знает, где сказать «полный вперед», а где «стоп машина», или «лево руля», «поднять паруса». Знает где скалы, где мель, умеет ориентироваться по звездам, если откажут навигационные  приборы.   Он этому учился.  Если такой корабль, без капитана выплывает и направляется домой, то он  домой не попадет. Матросы, видя, что капитана нет, решат, что каждый из них капитан и будут руководить и направлять корабль кто куда. Мы в себе это видим, как борются наш ум и наши чувства между собой. Когда утром человек просыпается после вчерашнего, и говорит, что больше никогда в жизни, как я мог так напиться, но наступает вечер и все по другому, уже мысли другие «все человеческое мне не чуждо» и т.д. Мы видим, что  утром мы одни, а вечером другие. Поменялись местами, кто-то занял место капитана, и мы  покорно следуем, куда скажут. Этот корабль обязательно  потонет на первой же мели.

Мы должны знать, что человек не может не вести духовную жизнь, он существо духовное, в отличие от того случая,  если человеку не сказали, что у него ноги для того, чтобы ходить.  Мы живем  духовной жизнью, но человек –  это дом, который Бог построил для себя, чтобы там жить.  Он хозяин этого дома, но он настолько уважает человека, ведь он его  создал похожим на себя, сделал его  свободным, что не входит  без разрешения.

Представляете, хозяин в собственный дом не входит без разрешения. Он стучится обстоятельствами нашей жизни:  печень ниже пупа,  или нас обокрали, или проиграл, разорился,  жена ушла, дети предали – это все обстоятельства. Глядишь  и впустят. Христос говорит: «Я стою у дверей вашего сердца и стучу, кто мне открывает, к тому я вхожу, с тем и вечерять будем». Вечерять, значит накроют праздничный стол. А когда мы ему откроем?  Если мы не открываем хозяину, и хозяина в доме нет, то туда лезут воры и заполняют собой этот дом. Свято место пусто не бывает. Если хозяин хочет жить в своем доме, чтобы его благоустроить, благоукрасить, усовершенствовать, чтобы там   было уютно самому Богу, то воры лезут  туда чтобы  разорить этот дом, опустошить его. Это разорение и опустошение выглядит как духовная жизнь. Из сердца  исходят помышления зла. Почему?  Это мы такие злые? Нет, не только. Об этом мы поговорим позже.

Когда в человеке действует дух Божий, тогда человек  становится цельной личностью. В человеке действует все: дух, душа и тело, все правильно, все подчинено. Дух управляет душой, душа управляет телом, то есть нашими  поступками.  Если этого нет, то  человек, не совсем человек. Христианство на этом настаивает, все, что с нами происходит до Христа, а Бог входит только  Христом в человека. Ему Бог отец отдал всю власть  и  духа  Святого посылать. Когда человек  начинает свое общение с Богом в церкви с Христом, тогда он становится человеком, до этого момента он еще на пути. На пути тот, кто живет без веры в Бога, и при этом  он академик РАН, и тот, кто сидит вместе с бомжами на паперти и просит милостыню, тоже на пути. Все эти люди на пути и у каждого свой путь для того, чтобы зажить духовной жизнью.