ГРЕХОПАДЕНИЕ

Сегодня у нас важная тема, хотя сказать, что мы разбираем разные по значимости темы, неправильно. Все, о чем мы говорим, это очень важно. Все, что составляет основу православного самосознания, для человека является основой его жизни, фундаментом, то, на чем человек строит свою жизнь, из чего он думает, принимает решения, совершает поступки.

Недавно мы узнали, что для человека самой главной потребностью является потребность радоваться. Наша активность продиктована этим. Нам нужно радоваться, получать удовлетворение оттого, что мы есть. Мне, как врачу, часто приходится видеть разные варианты того, как человек утрачивает способность переживать радость по разным причинам, и всегда, когда человек оказывается в такой ситуации, он готов на самоубийство. Его жизнь становится невозможной, она теряет смысл и интерес, он предпочитает перестать быть, чем жить без радости. Мы выяснили, что у человека есть возможность переживать радость на земле, выяснили, что наша земная реальность ничего не может предложить нам в качестве источника радости в полной мере, что человека может удовлетворить. Если человек, живя на земле не находит подлинного источника радости, то его жизнь превращается в слепое метание, поиски в темноте источника радости, который бы обрадовал его раз и навсегда. Человек обречен, поскольку такой источник не найти, на это уйдет вся жизнь. Еще мы узнали, что источник нашей радости, подлинной, настоящей, который придает нашей жизни светлый и верный путь развития и делает нашу жизнь по-настоящему радостной и насыщенной, находится не здесь. Он не от мира сего, как и мы с вами. Мы живем и недоумеваем, почему мы такие. Почему мы здесь, а счастья, которого мы так ждем, которое нам необходимо: его либо недостаточно, либо оно не настоящее, либо мы просто страдаем от его отсутствия.

Мы чувствуем, что-то не так в нашей жизни. Человек не всегда был таким, каким стал сейчас. Человека создал Бог, а разве он создал человека таким, какой он сейчас? Если это так, то Бог явно недоработал или он несовершенный творец. Если посмотреть на нашу жизнь, как мы живем, то Бог допусти брак в своей работе, даже если мы посмотрим на себя, а не окружающих. У окружающих нас людей, все понятно, там сплошные недоработки, но, посмотрев на себя, замечаем, что-то не так. Бог создал человека не таким, он ничего несовершенного сделать не мог, поскольку он само совершенство, поэтому, что Бог творит, есть вторичная реальность. Бог – первичная реальность, а все, что он сотворил – вторичная, и это все совершенно без изъяна и человек в том числе. Мы слышали, что человек венец творения, то есть смысл творения, самое лучшее и прекрасное, что Бог сотворил. Первозданный человек был другим и если мы будем обладать самым богатым воображение, нам никогда не допрыгнуть до представления о том, каким был Адам, слишком большая разница между тем, что представлял собой первозданный человек, и то, что представляем собой мы.

Давайте попробуем, хотя бы немного, представить, во всей полноте не получится, свойства первозданного человека. Мы говорили, что человек состоит из духа, души и тела. Первозданный человек, Адам тоже стоял из этого. У него была душа, дух и тело. Дух – это орган богоискания, богопознания, богообщения, это то, чем мы молимся, источник нашей молитвы, то, благодаря чему мы переживаем настоящую радость, полноту жизни, даже будучи несовершенными, какие мы сейчас. У Адама дух был в таком состоянии, что ему не нужно было искать Бога, молиться. Адам имел непосредственное общение с Богом. Это трудно представить, что творение непосредственно общалось со своим отцом. Как это было, мы не знаем, у нас нет этого опыта. До каких бы этажей духовной, нравственности и душевной чистоты мы не доросли, мы никогда не достигнем здесь такого состояния, которое переживал Адам. Люди, которых мы называем преподобными, это те, кто уподобился Богу, живя здесь. Мы говорили про преподобного Серафима Саровского, который 22 часа в сутки молился, два часа сидя спал, больше он не тратил времени на сон. Для него не было ничего более радостного и желанного, чем молитвенное общение с Богом. Даже он в своем высоко духовном состоянии рядом не стоял с Адамом по степени богообщения. Бога не видел никто и никогда, даже ангелы, которые предстоят перед лицом Божьим и они не в состоянии познать творца до конца. Творец для твари непостижим, но есть такая степень близости творца к творению, когда можно сказать, что человек видит Бога таким, какой он есть. Это можно сказать про Адама. Когда тварь видит, и непосредственно общается со своим создателем, то она переживает непередаваемую никакими словами радость. Можно сказать, что ей больше ничего не нужно. Мы говорим, что Бог создал рай на земле, а потом поместил туда человека, но Адаму рай был не интересен, ему ничего, кроме Бога, было не нужно, потому что Бог и есть полнота жизни. Он источник жизни, всех благ для человека. Что еще нужно? Что, нужно было обрабатывать землю? Ведь первая заповедь, которую получил Адам в раю о возделывании земли. Нет. Не земли в том смысле, что ее нужно вспахивать, размежевывать, засеивать, нет. Бог создал совершенную землю, и доделывать человеку ничего не нужно было. Возделывание земли, это возделывание себя. Это бесконечное приближение к Богу, бесконечное усовершенствование себя самого. Бог сказал Адаму после грехопадения: «Земля еси, и в землю отыдеши». Самого себя должен был возделывать человек. А как? Делать ничего не надо, а просто наслаждаться общением с Богом, вверяя себя своему творцу полностью и ни о чем не беспокоиться. Эти слова Библии образные, которые мы слишком буквально понимаем о том, что со всех деревьев человек мог вкушать плоды, при этом, не затрачивая ни малейших усилий. Нам иногда кажется, что Адам просто лежал на солнышке грелся и не знал, какой плод выбрать. Это образно, чтобы нам, в теперешнем состоянии, хоть немного представить разницу между тем, что было и тем, что есть. В самой природе человека заложено бесконечное приближение к своему творцу, к своему первоисточнику, причем свободно. Адам был похож на Бога, как сын похож на отца, потому что он ничего другого и не желал. Он хотел быть более похожим на своего отца, больше ему уподобляться. Творец для твари самый желанный, вожделенный объект, нет ничего слаще, чем просто созерцать и переживать присутствие вокруг себя и в себе самом Бога. Адаму, это было дано даром, не нужно было никаких усилий совершать, чтобы войти в это состояние, мы даже в Церкви ищем таких состояний. Дух Адама находился в живом и непосредственном созерцании творца, и поэтому он не знал никаких проблем. Он блаженствовал. Если представить, это и есть счастье в нашем понимании.

Что касается душевных качеств Адама. Мы говорили, что одно из самых главных свойств человеческой души, является ум с его мышлением, памятью и воображением. Адам был самым умным из людей, когда-либо живших на земле. Он знал столько, сколько может вместить тварное создание на тот момент времени, когда жил Адам. Он мог знать больше, потому что бесконечное приближение к Богу преумножает его душевные качества, развивает их, и способности человеческого ума безграничны. Адам знал все тайны мироздания. Нам нужно пройти период младенчества, отрочества, окончить школу и т.д., а ум Адама был совершенен, он ничего не забывал. То, чего добилась человеческая наука к XXI веку, в своем представлении как устроена вселенная, есть ли жизнь на Марсе, или что такое черные дыры, где конец вселенной или она бесконечна в пространстве и во времени, как нас учили в школе. Это маленький процент оттого, что вмещал в себя ум Адама. Он был способен сразу проникать в суть вещей и явлений. В Библии сказано: «Бог подводил к Адаму всех животных, и он давал им имена». А что значит имя? Имя – это то, что отражает суть. Адам проникал в суть того, что перед ним, для него не было тайн и ему не нужно было разлагать целое на части, анализировать, обобщать, делать выводы, ставить эксперименты, соизмерять, строить логическую цепь. Все знания Адаму давались непосредственно сразу. У него не было детства, отрочества, юности, Бог создал человека взрослым сразу. Адам от мамы не рождался, поэтому его ум был совершенен, и его ум тянулся к Богу как к абсолютному совершенству. У Адама было ощущение своей недостаточности не только потому, что он видел между ним и источником его жизни разницу и расстояние, которое он должен постоянно преодолевать. Адам знал, что как тварное создание он никогда не станет равным творцу, но сам процесс приближения сладостен. Это призвание человека, как творения, бесконечно приближаться к своему творцу. Была и другая причина, чтобы чувствовать свою недостаточность, Бог создал весь мир и, посмотрев, сказал: «Все зело добро», то есть все прекрасно, все совершенно, а потом добавил: «И увидел Бог, что нехорошо человеку быть одному». Кому нехорошо? Бог что-то не так сделал? Нет. Наоборот он все сделал прекрасно и поэтому его совершенному творению одному не хорошо. Адам переживал полноту своей тварной жизни, испытывал блаженство и любовь, потому что Бог есть любовь. Христианин знает, что любовь не может служить только мне, этого не знает больше никто. Любовь требует реализации, чтобы ее можно было на кого-то излить. Любовь, это чувство преисполненности чем-то, чтобы эту потребность удовлетворить нужен кто-то, чтобы на него излить блаженство и радость, счастье и полноту жизни, которую переживаешь сам. Если не кому, нет того, кого-бы ты полюбил, одарил, осчастливил, тогда человеку не хорошо. Бог, увидев то, что он сделал все нормально, человек нуждается в том, чтобы излить это блаженное состояние еще на кого-то, тогда появился второй человек, вернее жена человека. Ни второй Адам, а лицо противоположного пола. В Адаме не было чего-то, что было у Евы, а у нее было что-то такое, чего не было у Адама, и что можно было восполнить, только соединившись вместе. Не так как мы себе представляем это, а полностью духовно, душевно и телесно. В Библии говорится: «Познал Адам Еву», это значит соединился. Познание всегда соединение. В православном представлении о том, как человек познает окружающий мир, познание – это всегда соединение, не противопоставление себя объекту познания, он объект, а я субъект и познаю его. Я никак себя с ним не отождествляю. Христианство говорит, что полноценное познание, когда ты с тем, кто тебя интересует, соединяешься, отдаешь себя ему, чувствуешь с ним единство, тогда тебе открываются последние тайны. Для этого не надо человека резать, а наоборот, когда Адам соединился с Евой, это была полнота человеческого бытия. Это величайшая тайна, которую мы до конца никогда не постигнем. Почему? Потому что мы эгоисты, даже когда нам кажется, что мы любим человека, все равно остаемся эгоистами и никогда не поймем смысла абсолютной самоотдачи, в посвящении себя другому человеку до самозабвения, живя только его интересами. Представляете, что происходит, когда это взаимно? У нас об это разбиваются человеческие судьбы. Это самая большая трагедия и драма человеческой жизни. Мы не можем это осуществить на практике в своей жизни, потому что мы другие, а тогда именно это стало полнотой человеческого бытия, когда Адам и Ева осознавали себя единым организмом, единым целым, но при этом они не сливались абсолютно. Во Христе соединились две природы, божественная и человеческая не слитно, так и две части человеческой природы мужская и женская соединились не слитно. Они свою личность сохраняют, мало того, только при таком единстве двух человеческих природ мужской и женской становится, возможно, полноценное развитие каждой из них, притом, что они оба предстают перед Богом. Для них Бог — очевидность и они понимают, что причиной их близости и цельности являются не они, а Бог. Представьте, что у них не было ничего другого, они переживали только видение Бога и взаимную духовную, душевную и телесную близость до единства. Это еще больше умножало их радость, и смысл человеческой жизни в присутствии Бога. Рай для человека заключался в этом, а не в том, что вокруг были красивые деревья. Все внешнее, вторичное, что было создано до человека, для человека, как вершины творения Бога, не имело никакого значения. Это все было неким ландшафтом, в котором он находился. Но человека интересовал только источник его жизни, который был для него доступен в непосредственном восприятии. Что же случилось? Мы знаем, что случилось, а почему?

Нам, как православным христианам недостаточно иметь представление о грехопадении, человек не послушался Бога, что сказал Бог: «Со всех деревьев вкушайте плоды в райском саду, а с этого древа познания добра и зла не вкушайте плодов, ибо в тот день, в который вкусите, смертью умрете». Адам и Ева не знали, что такое добро и зло и что такое смертью умрете. Это им было не ведомо. Нам с вами известно, что испытывает младенец, когда рождается, когда он видит все, что его окружает абсолютное зло и источник страдания. До этого все было хорошо, и он не знал, что есть другой вариант жизни, пока был в утробе матери. Так и Адам не знал, что такое оказаться без Бога, у него не было опыта, он знал только блаженство, потому что в присутствии Бога человек испытывает только блаженство и больше ничего. Он не мог даже обрадоваться как мы. Мы ведь ищем радости и радуемся, потому что до этого не было радости, а сейчас нам радостно. У нас с перепадами, контрастами, на фоне которых мы можем сказать, что жизнь наша состоит как тельняшка из черных и белых полос. Когда белая полоса, мы радуемся, черная, грустим. Адам этого не знал, у него не было опыта переживания, одно царство божие, одно переживание красоты и гармонии вокруг и внутри себя. Он даже не знал, что это красота, потому что не знал, что такое безобразие. Тело Адама было совершенно, оно не знало, что такое расти, стареть, болеть, умирать. Бог создал человека, чтобы он был всегда. Адам слышал слово «смерть», но он не мог себе представить, что это такое. Пока я первый раз в жизни не съел апельсин, а видел его только в кино, то не знал, что это такое. Адам тоже не знал очень многих вещей, потому что он никогда к ним не прикасался, он блаженствовал. Мы знаем, как страдают детки, когда мы пытаемся оберегать их от неприятностей, от инфекций, грубых слов, жесткой пастели, холода, грубой пищи, мы им создаем райские условия жизни, особенно если в семье один ребенок. Если мама одна без папы, этот ребенок потом будет жутко страдать в жизни, он узнает, что такое добро и зло. Мы на это обречены, а Адам был свободен, и заповедь была дана свободной личности, он мог только свободно эту заповедь соблюдать. Нам кажется, что при таком совершенстве, которое было у Адама, как он мог решиться, и как Ева могла решиться, она ведь была такая же, как Адам, совершенный человек, взять и захотеть чего-то другого. В этом совершенстве, в этом блаженно неведении, что есть еще что-то кроме Бога, кроме области жизни – рая? Есть еще область смерти, есть тьма кромешная, есть в мире зло, и оно таит в себе блаженное неведение, поэтому существует 100% возможность того, что эта заповедь будет нарушена.

Ева не была шкодливой, как наши дети. Если хотите, чтобы ребенок взялся за оголенный провод, скажите, чтобы он этого не делал. Гарантировано, он это сделает. Запретный плод сладок, это не пустые слова, а большая мудрость, глубокая мысль. Чем сладок, оказался Еве этот плод? Мы говорили о том, что к моменту создания человека, дьявол уже был. С ним это уже произошло, он не человек, но переживал тоже самое, что и Адам, по-ангельски. Он видел Бога таким, какой он есть, и блаженствовал. Так же хотел быть ближе к Богу, и однажды захотел стать равным Богу. Вот проблема, вот где таится драма человеческой жизни. Драма всего мироздания, когда свободная, разумная тварь, в лучшем смысле слова, допустит мысль, а мы знаем, что мысль в отрыве от воображения быть не может, представить себя быть равным Богу. Чего всегда не хватает твари? Самобытности, тварь видит, что при всем своем совершенстве она не самобытна, самобытен только Бог. Он один не имеет причины, он первичная реальность, безначальная, вечная. Здесь наше тварное сознание теряется. Мы не можем этого понять. Это наша немощь. Мы никогда не переживали, что такое самобытное состояние. Нам этого очень хочется, но не дано. Мы можем бесконечно к этому приближаться и в этом наше человеческое призвание, но достичь этого никогда не сможем.

Дьявол захотел именно этого, и когда тварное создание переходит этот рубеж, даже в своем сознании, прекращается благодатное, животворное общение твари с творцом, оно становится невозможным. Тварь оказывается там, где Бога нет, хотя мы знаем, что Бог есть везде, но тварь отпадает от Бога в духовном расстоянии. Претензии Денницы чтобы сравняться с Богом, были настолько огромны, что степень его отпадания была такой грандиозной, что он стал противоположностью Богу, без возможности изменить ситуацию, безвозвратно. Дьявол оказался таким существом, что не может даже захотеть покаяться. Мы можем, а он нет. Эта степень противоположного Богу состояния для нас тоже непостижима. Человек может осатанеть, дойти до бесовского состояния, но мы же знаем, если у человека даже крайней степени психоз, современная психиатрия купирует его психотропными препаратами, и человек может критически оценить, что  с ним происходит, и даже раскаяться под воздействием препаратов. Отмени препараты, все вернется обратно. А дьявол этого не может. То, что Бог больше всего любит, дьявол, больше всего ненавидит. Если Бог – это любовь и созидание, то дьявол – это ненависть и разрушение, по сути. Бесы видят свое призвание в том, чтобы губить людей. Мы можем не знать своего призвания, какое наше земное поприще, а дьявол нисколько не сомневается. Он твердо знает, чем ему заниматься и никогда не изменит своего призвания, даже когда мы спим. Погубить человека, это самое заветное желание дьявола, потому что он знает, кто такой человек. Дьявол знает, что призвание человека выше, чем его призвание, когда он был пресветлым ангелом. Человек выше всех ангелов, все мироздание, включая всех ангелов, весь видимый и невидимый мир, создан Богом для человека. Представьте, что должен был испытывать дьявол к человеку. Что мы иногда из зависти хотим сделать человеку, которому завидуем, особенно когда нам не видать того, что у него есть, как собственных ушей. Если бы не Уголовный кодекс, не суд, следствие, прокуратура и тюрьма, мы бы совсем по-другому жили. В этом смысле мы можем уподобиться дьяволу. Дьяволу во что бы то ни стало нужно внушить человеку такую же мысль, что бы он захотел стать равным Богу. При том состоянии, в котором находился человек, это сделать было не трудно. Дьявол прекрасно знал, по себе, как тварь хочет стать похожей на Бога. Нет ничего более желанного для тварного создания, разумной и свободной твари, чем богоподобие. Только ближе и ближе быть к Богу, больше походить на него. На этом дьявол и поймал Еву. Сначала он ее испугал, использовал эффект неожиданности. Он задал ей вопрос: «А, правда, что Бог запретил вам вкушать плоды со всех деревьев в райском саду»? Мы с вами неправду слышим сто раз в день, поэтому не удивляемся, а Ева услышала в первый раз в жизни. Она прекрасно знала, что имел в виду Бог, и что он им сказал по поводу плодов, а тут такое несоответствие. Все наоборот, и это вывело Еву из состояния равновесия. Она в первый раз услышала, что не соответствовало правде Божьей. У нас такого опыта нет, но мы можем представить, когда росли и обнаруживали, что реальная жизнь не такая как ее рисовали родители. Все гораздо пошлее, и нам это не нравилось, мы были воспитаны на сказках. У нас были идеалы, которые потом рушились. Каждое падение было для нас трагедией, а потом мы к этому привыкли, но некоторые не пережили. Когда разрушился Советский союз и запретили коммунистическую партию, многие люди тогда не пережили крушения своих идеалов. Это была их правда, их жизнь, то к чему человек стремился, радость и осмысленность. А тут все рухнуло в одночасье и очень много людей не пережили. Кто-то спился, кто-то покончил собой, кто-то сошел с ума.

Ева пережила серьезное потрясение и не могла промолчать. Только что какой-то субъект взял и оклеветал того, кто для нее все. Бог для нее источник ее самой, она в этом не заблуждалась, в отличие от нас теперешних. Мы думаем, что сами все сделали, а Ева знала, что она непосредственно от Бога происходит и совершеннее, любвеобильнее и заботливее о человеке, нет никого. А тут такое несоответствие этому внутреннему строению человека, и она, конечно, возразила. Она не могла этого не сделать. Ева заступилась за того, кого любила больше всех. Если молодой человек любит девушку, попробуйте что-нибудь сказать про нее плохое, рискуете получить по лицу. Ева возразила, она сказала: «Нет, со всех деревьев можно вкушать плоды, а с этого дерева познания добра и зла мы не можем вкушать ибо, когда вкусим, смертью умрем». Больше никакой работы совершать дьяволу не надо было, Ева заговорила со злом. Со злом нельзя разговаривать, с ним можно только бороться, как говорят святые отцы. Ева вступила в диалог, она попыталась разубедить его, захотела вернуть нарушенный, Богом установленный порядок вещей. С кем она связалась? Это неисправимая тварь – дьявол, ему только это и нужно было, чтобы Ева с ним заговорила, возразила, вывести ее на диалог. Дальше, надо было только сказать самое главное: «Да, нет, не умрете вы смертью, ибо, знает Бог, в тот день, в который вкусите плод, станете как Боги». Человеку ничего больше не так не хочется, как стать Богом. Когда ребеночек говорит: «Я сам», это уже заявка на то, чтобы быть как Бог. Как будто он может что-то сам, но хочется. Дальше диалог не описывается, говорить ничего не надо, мысль заложена. Мы по себе знаем, если нам что-то сказали, это упало у нас на дно, и начинает совершать свою работу, тайно. Мы это вынашиваем, то всплывет в сознании, то потеряется в закоулках подсознания, снова всплывет уже в другом виде. Навеваются мысли, желание вызывает сомнения даже в наших убеждениях. Мы можем свои убеждения поменять под влиянием какой-то мысли, которая была нам кем-то зарождена. Просто однажды Ева увидела, что она по-другому на этот плод смотрит. Она не обращала внимания, а туту обнаружила, что он приятен на вид, и благоухает очень приятно, да еще эта мысль: «Станете как Боги». Библия не рассказывает нам, сколько прошло времени от момента искушения до грехопадения. Это не имеет значения, нам важна суть того, что произошло. Ева согласилась, она сделала это, вкусила, а когда вкусила, дала Адаму. Произошла странная вещь, Адам, умнейшая личность, который знал все тайны мироздания, единственно, что не знал, что значит не доверять Еве, усомниться в том, что она дает, это отравлено. Ева же не дьявол, который приступил не к Адаму, а к Еве. Он знал, что Адам для него неприступная крепость, а в Еве он нашел уязвимое место, которое по большому счету величайшее человеческое достоинство – это чувствительность. Чувствительная сфера, которая свойственна женской природе. Женщина легко возмущается, когда видит нарушение ее представлений о жизни. Мужчина может еще подумать, все взвесит прокрутит логически и скажет: «Нет, не хочу, это не мое». Он сохранит внутреннее равновесие, а женщина вряд ли. На самом деле мы не знаем во всей полноте, что двигало Евой и Адамом. Мы даже не знаем, был ли этот плод, как многие богословы спорили, яблоко это было, или груша, а может быть виноград. Это не имеет значения. Мы не представляем, где это было, где был рай. Святитель  Игнатий Брянчанинов говорил: « Рай был на небесах», в том смысле, что земля тогда была небом. Состояние земли было совершенно другим, и вся вселенная была другой до грехопадения. Состояние человека, вершины творения определяет состояние всего мироздания, всех тварей и всего тварного. Когда Адам брал и ел этот плод, это было самое трагическое, драматическое событие в человеческой истории, в самом ее начале.  С человеком произошло то же самое, что с дьяволом. Чего лишился Адам из-за этого, можно описывать долго, но достаточно посмотреть на нас. Мы, Бога никогда не видели, имеем в нем потребность, догадываемся, что есть источник нашей жизни, который вне нас, и в котором мы нуждаемся, но где, что, как? Мы можем обожествлять себя, другого человека, можем попасть в религиозную секту, и там найти удовлетворение своим религиозным потребностям. Мы как слепые котята или цыплята, которые если не видели свою мать, могут бегать за половой тряпкой, которая движется. Если Адам имел царственное положение, в мире ему ничего не угрожало, его духовное состояние определялось состоянием всей природы. Не было стихий, которые могли бы угрожать человеку, потому что он находился в непосредственном общении с Богом, творцом вселенной. Мы в неведении, нас пугает все темнота, холод, жара, боимся простудиться, все, что вокруг нас, нам угрожает, все против нас. Мы рождаемся в агрессивный мир, который хочет нам все время навредить. Любые вирусы, бактерии, которые проникают в наш организм, могут вызвать смертельную болезнь. Мы страдаем, болеем, знаем, что такое зло, потому что знаем, что такое добро. Как говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Мы умираем и обнаруживаем это очень рано. Это самая большая драма нашей жизни. Люди потомка Адама, у нас есть представление о своем родстве Богу, бесконечному, вечному, бессмертному, он есть в каждом человеке. Мы имеем представление о своей заданности, но перед нами данность, и это самая главная проблема. Это мучает нас всю жизнь до тех пор, пока мы хотя бы отчасти, насколько это возможно человеку в его теперешнем состоянии, не восстановим разрушенный грехопадением порядок вещей. Изменилось все. Даже ребенок, в нашем теперешнем состоянии мог бы увидеть, что он натворил, захотел бы исправить, понять, что он нарушил порядок, он виноват и должен это исправить. Как? Подойти к папе попросить прощения и пообещать, больше так не делать. Когда Бог призвал Адама к ответу, в том состоянии в каком был Адам, он не знал, что это такое, не было опыта. Он понял что-то произошло, какая-то катастрофа, но привыкнув к тому, что он совершенный, указав на Еву, сказал, что это она ему дала. Женщина, которую ты дал мне, я тут ни при чем. Ева тоже поняла, что какие-то проблемы с Богом, и что Адам от нее отказался, начала искать причину, это дьявол. Мы сейчас способны критически и правильно оценить, что причиной наших несчастий являемся мы сами и, как правило, ведем себя точно так же. Мы говорим: «Он первый начал. Не мы такие, жизнь такая. Правительство плохое, а мы нормальные». Этого не могло тогда произойти в силу того, что человек был совершенно другим. Он не мог раскаяться, умнейшая личность, а этого не знал. Сейчас, это знает любой ребенок, а у Адама не было опыта, что такое остаться без Бога. Когда узнал, то оценил масштабы катастрофы. Как говорили святые отцы: «Как у него бедного выдержало сердце». Он перестал видеть Бога таким, какой он есть, для него все померкло. Бог был для него единственным, главным, желанным, вожделенным впечатлением, к которому он только и тянулся. Больше его ничего не интересовало. Если ребеночек потерял маму, хоть кто подходи к нему с любой игрушкой, пытаясь успокоить, он не успокоится, а наоборот больше будет кричать и плакать, пока не увидит лицо матери. Увидел маму, сразу успокоился. С Адамом было то же самое, он потерял отца, источник жизни, и понял, что безвозвратно. Для человека этот мир стал главным впечатлением. Бога он больше не видит, а видит только тварную вселенную, тварный мир, которые стали привлекать его внимание. Адам понимал, что все тварное, каким бы прекрасным оно не было, не может сравниться с творцом, оно не может заменить человеку Бога. Он это лучше всех знал, так как у него был опыт райского состояния, и было с чем сравнивать. Не столько изгнание из рая, сколько рая просто не стало. Было невозможно, чтобы рай сохранился. Кроме того, что в человеческую природу и в райское состояние земли были вложены механизмы, обеспечивающие бесконечную жизнь человеческому телу.

Мы знаем, что Адам и Ева вкушали с дерева жизни образно. В Библии, это описано словами, что Бог изгнал Адама и Еву из рая, чтобы они никогда больше не вкушали плодов с дерева жизни. Вот какой суровый Бог. Человек не должен в таком состоянии оставаться на земле, он должен обязательно умирать. Не исчезать, а, чтобы его земное, не райское существование не продолжалось бесконечно. Бог человека создал не для этого состояния, в котором мы с вами находимся. Поэтому оно должно обязательно закончиться смертью нашего тела, а для того чтобы у нас была возможность зажить другой жизнью, вернуть утраченное райское блаженство. Сейчас, это возможно только через смерть.

Мы сегодня попытались понять причину, почему мы христиане и занимаемся в школе «Православного самосознания». Каждый человек обязательно должен на себе самом обнаружить несоответствие между тем, каким он был создан, к чему был призван и призван до сих пор, и тем, что с ним происходит на самом деле. Несоответствие между своей заданностью и данностью. Если мы не узнаем, что такое грех, мы никогда не узнаем, что такое человек, кто он, потому что человек в теперешнем состоянии, это продукт греха, продукт отпадения первозданного человека от Бога. Это результат трагедии вселенского масштаба. То, что тогда делал во всей вселенной человек свободно, во всем мироздании вызвало эффект землетрясения, изменилось абсолютно все. Человек существо глубоко ненормальное. У нас есть представление о своем сходстве с Богом до такой степени, что мы иногда считаем себя нормальными, умными, добрыми, хорошими, нам так хочется думать. Это представление о нашей заданности, но это не так. Мы обнаруживаем это несоответствие тогда, когда своим духом находим Бога и входим с ним в живое общение. Что такое грех, невозможно понять без Бога. Сколько о нем не говори, мы никогда не поймем, что это такое. По сути, грех, продуктом которого является каждый человек, это жизнь без Бога. Когда тварь, созданная Богом, живет без Бога, это и есть грех. А то, как мы живем, что думаем о себе, что чувствуем, хотим, делаем в жизни, это греховные деяния, которые мы тоже называем грех. Мы, ходячий грех, и ничего другого из себя, не представляем. Мы находимся в состоянии безбожия. Человек обнаруживает, что он безбожник, грешник тогда, когда встречает Бога. Только в свете совершенства можно обнаружить свое несовершенство. В темноте ничего не видно, нужно свет включить. Кого мы называли преподобными, считали себя хуже всякой твари. Они максимально видели свое несоответствие своей заданности. Это не вызывало у них отчаяния. Именно это и является причиной радости для человека, наконец, он все увидел и осознал реальное положение вещей. Вот откуда все бесполезные попытки найти земное счастье, его просто быть не может. Бывает то, что нас радует, умиляет, напоминает нам о райском состоянии, Бог нас этого не лишил окончательно, и мы можем переживать душевные радости, умиляться, но это все не то. Чем больше мы узнаем, где находится то, самое и когда припадаем к источнику той самой радости, тем больше понимаем, что все не то, потому что я не тот. С момента обнаружения, что я человек грешный, ненормальный у меня открывается безграничная перспектива моей жизни. Я знаю, откуда я, почему я такой, и куда я. Я наверняка не реализую все свои человеческие задатки во всей полноте, пока живу на земле, но я уже могу встать на путь бесконечного приближения к Богу, путь совершенства и богоподобия. Тогда я могу наполнять свою жизнь большей радостью, как это было у первозданного человека, конечно, несоизмеримо в меньших масштабах по сравнению с Адамом. Но, это то самое качество жизни, мне больше не вместить, в теперешнем состоянии. Этому учит христианство, и только оно, дает человеку реальную возможность стать на этот путь. Христианство единственная религия, если можно так сказать, где человек восстанавливает прерванное грехом общение с Богом, там заканчивается религия и начинается общение человека с Богом.

Православие дает человеку возможность вернуть утраченное на земле, не во всей полноте, это невозможно, мы знаем и смиренно принимаем. Мы знаем, что мы не для здесь, для нас рай на земле невозможен. Рая на земле больше не будет никогда, поэтому христиане никогда не будут делать революций, пытаться строить идеальное общество, идеальную политическую систему. Это глупость, изобретение европейской цивилизации, когда надо придумать что-то такое необыкновенное, совершенно идеальную схему взаимоотношений, либеральные общечеловеческие ценности, чтобы всем было хорошо. Это самообман, а по большому счету большой обман. Рая на земле не будет никогда, будет только Царствие Божие, которое как нам сказал Христос: «Внутрь вас есть…».

Оно уже есть и не надо ничего преображать, кроме себя. Этот мир обречен, его не надо пытаться усовершенствовать. Человек построит сносную для себя форму жизни на земле общественную, государственную только тогда, когда будет сначала строить Царствие Божие внутри себя. «Если двое или трое собрались во имя мое, то я посреди них» – сказал Христос. Царствие Божие можно построить внутри отдельно взятого прихода. Русское общество состояло из православных приходов, где собиралось много людей. Там были взаимоотношения, которые хоть отдаленно, но напоминали райские, где была любовь, забота и способность жить интересами других людей. Но, это не было никогда целью для христианина. Никогда не было целью для христианина занять одну шестую часть суши, от Польши до Аляски, чтобы стать сверхдержавой. Это все вторично, это результат возделывания самого себя, результат жизни по первой заповеди. Вот тогда можно рассчитывать на сносную жизнь на земле.