СОЮЗ ПРАВОСЛАВИЯ И МЕДИЦИНЫ

В последние годы медицина сталкивается с такими вариантами расстройства здоровья
человека, которые ставят медиков перед необходимостью пересматривать некоторые
устоявшиеся взгляды на этиологию, патогенез и лечение целого ряда заболеваний. Опыт
оказания помощи людям, страдающим зависимостями и неврозами, например, выявил
существенные недостатки подхода к этим проблемам исключительно с позиций так
называемой доказательной медицины. Сегодня медицинской науке далеко не все ясно в
теории происхождения этих недугов и, конечно, нас не может удовлетворять существующая
эффективность избавления людей от зависимостей и неврозов, когда мы применяем методы
лечения, основанные только на научных теориях.
Психотерапия, как основной метод воздействия на больных наркологического профиля, к
сожалению, за последние 30 лет не позволила достичь ощутимых результатов в лечении
алкоголизма, наркомании и других зависимостей. Отсутствие видимого прогресса в
медицинской науке на этом направлении и неуклонный рост заболеваемости и смертности
(особенно от тяжёлых зависимостей) породило в среде практикующих специалистов уныние и
скепсис.
Сейчас мы наблюдаем определённый кризис наркологии и применяемой в её рамках
психотерапии. Все чаще приходится слышать вопросы от самих докторов, — А кто такой врач
— нарколог и чем он должен заниматься? Снятие абстинентного синдрома, детоксикация –
это из области токсикологии. Основной метод воздействия врача — нарколога на пациента –
Психотерапия. Однако, мы видим, что привычные для светской медицины психотехники плохо
работают в отношении наркоманов и алкоголиков. Особенно наркоманов. Ни для кого уже не
секрет, что многие наркологи просто не хотят больше связываться с наркоманией. Мы
наблюдаем ощутимый отток специалистов из области наркологии в другие сферы медицины и
даже уход из профессии совсем.
В последнее время для многих специалистов становится очевидным мировоззренческий
кризис медицины с её исключительно материалистическим взглядом на природу человека и
его болезней. Вероятно, слабость такого подхода вызвана секуляризацией европейской науки
в эпоху просвещения и появление материализма, как преобладающего мировоззрения. В
области науки материализм занял господствующие позиции и стал считаться безусловно
истинным мировоззрением, не допускающим никаких иных взглядов на человека и
мироздание.
Многими поколениями людей в эту эпоху, которая простирается на последние 300 лет
европейской истории, была прочно усвоена научная картина мира, свободная от так
называемых религиозных предрассудков.
Медицина тоже шла в ногу со временем, воспринимая человека исключительно как
биологический объект. Психические функции приписывались центральной нервной системе,
поэтому причину душевных расстройств искали там же. Понятно, что и лечение психической
патологии было ориентировано на психофармакологию, условно-рефлекторные методы и пр.
Надо признать, что на этих путях был достигнут ощутимый прогресс в области диагностики и
лечения заболеваний, в том числе и в области наркологии. Однако, нельзя не признать и
другое: мы так и не научились избавлять от зависимостей. Мало того, мы так до конца и не
поняли ,что такое зависимость. Со временем становилось все более очевидным, что
зависимость — это не только медицинская проблема. Вероятно, область компетенции
медицины не вмещает всего того, из чего эта проблема складывается.
Есть одно, на мой взгляд, очень любопытное обстоятельство, которое в очередной раз
заставляет нас критически пересмотреть весь опыт нашей отечественной наркологии со
времени ее создания. Не имея ясных представлений о природе зависимостей, медицина
собирала опытные знания, часто действовала интуитивно, и была не очень то разборчива в
выборе методов лечения на предмет их доброкачественности. Я имею в виду те
немедикаментозные методы воздействия на больных алкоголизмом и наркоманией, которые
были приняты нами на вооружение.
Всем известно, что неким знаменем отечественной наркологии стал метод Довженко, так
называемое кодирование. В основе метода лежит гипноз, который использовали в медицине
и раньше по различным показаниям. Сам гипноз, как способ воздействия на человека,
известен с древности как духовная практика. Многие языческие религиозные культы,
основанные на магических верованиях, использовали и продолжают использовать гипноз для
манипуляцией эмоционально-волевой и мнестической сферой человека. Эффективность
этого метода бесспорна, но примечательно то, что медицина, как отрасль научного знания,
взяла на вооружение именно религиозную практику. Это не случайно. Хотим мы этого или не
хотим, знаем или не знаем, но человек – существо и духовное. Можно сказать, что медицина

проникла в область духовности нечаянно, эмпирически ища пользы для человека. Она
перешла границу, которую сама же и выстроила, кода считала духовность религиозным
предрассудком. Дать научное обоснование методу Довженко так и не удалось, как не удалось
создать систему подготовки соответствующих специалистов. Кодирование по Довженко
требует того дара, который был у самого доктора Довженко.
Последнюю пару десятилетий мы наблюдаем в психотерапии общую тенденцию
неосознанного (а иногда и осознанного) дрейфа в сторону духовности. Это является реакцией
психотерапии на очень высокий спрос на духовность в России. Духовность в России
обусловлена тысячелетней православной цивилизацией, созданной нашими предками,
которая выработала в наших соотечественниках определённый духовно-нравственный код. В
двадцатого веке в нашей стране была предпринять попытка перекодировать самосознания
народа. Активность советского государства по искоренению христианского мировоззрения не
могла не сказаться на развитии медицинской науки в нашей стране. Оно вполне
соответствовало духу времени. Отечественная медицина безусловно осознавала себя вне
всякой религии и вне церкви.
Но, как показывает развитие самой медицины, можно попытаться отделить медицину от
духовности, но невозможно отделить духовность от человека. Перед этой невозможностью
оказались и врачи и их пациенты. Мы видим спонтанное водворение в область медицины
духовных практик, зачастую не самого высокого свойства. Например, реабилитация
наркозависимых в нашей стране в подавляющем большинстве случаев так или иначе связана
с духовными практиками. К сожалению, большое распространение получили различные
религиозные секты, занимающиеся духовно-нравственным перекодированием нашей
молодёжи, в том числе и тех, кто попал в зависимость от наркотиков и алкоголя. О пагубных
последствиях этого мы все хорошо знаем.
Медики не могут не замечать того факта, что и 12- шаговая программа недалека от религии.
На первом же этапе этой программы человеку предлагается признать свою немощь и
возложить все упование на высшую силу, бога, как мы его понимаем. У нашего
здравоохранения программа «12 шагов» вызывает наибольшую симпатию именно тем, что
она подчёркнуто настаивает на своём нерелигиозном характере. Но, правды ради, нужно
отметить, что религиозная жизнь начинается сразу, как только человек признал господство
высших сил и обратился к ним за помощью.
На самом деле, это единственно верная установка для начала полноценной духовной жизни,
которая заключается в живом общении человека с Богом. В среде людей верующих ни у кого
нет сомнений в том, что изменить умонастроения человека по существу можно только
опираясь на его духовно-нравственной составляющую. Православие исходит из этой же
предпосылки. В православии существует многовековое учение о совершенствовании природы
человека. При этом, православие — единственное вероучение, содержащее аскетическую
практику, позволяющую человеку достигать значительных степеней самосовершенствования.
Об этом свидетельствует многочисленный сонм святых.
Святость является вершиной духовно-нравственной развития личности. Но существуют и
другие промежуточные состояния, при которых образ жизни человека существенно меняется к
лучшему. К этим состояниям относятся преодоление зависимостей и преодоление
невротических расстройств.
С точки зрения православия, первый религиозный опыт человека в церкви, избавление от
пагубной пристрастия и святость – это разные стадии одного процесса. Неудивительно, что
во времена, когда святость являлась главным общественным идеалом, в нашей стране не
было такого разгула страстей и таких человеческих потерь от всевозможных зависимостей,
какие мы несём сейчас.
На наш взгляд, православное вероучение не только не противоречит знанию и практике,
накопленным медицинской наукой, но и даёт возможность значительно расширить
представление врачей о природе болезней и способах избавления от них. Ну, и наконец,
Православие тысячу лет является мощнейшим культурообразующим и
государствообразующим фактором в России.
В православном центре медико-социальной реабилитации «Подвижник», которым я много лет
руковожу в основу реабилитации положен союз медицины и православия, или, как мы
говорим, тандем врача и священника. Лица мужского пола, страдающие наркотической,
алкогольной и другими зависимостями, в течение календарного года, на который рассчитана
программа реабилитации, осваивают образ жизни православного христианина. Такая
реабилитация предполагает усвоения человеком достаточно многих знаний и практических
навыков, которые позволят ему в последующем противостоять проявлениям зависимости и

даже быть полностью избавленным от них. Медицинская составляющая представлена здесь в
виде первичной врачебной консультации, нравственно ориентированной психотерапии и
полноценной медицинской помощи в течение всего периода реабилитации. В центре
«Подвижник» достигнут один и самых высоких показателей эффективности реабилитации
лиц, страдающим наркотической и алкогольной зависимостью. (*)
Мы очень тесно сотрудничаем с Министерством здравоохранения и другими
подразделениями Правительства Свердловской области. Как представитель НКО, я участвую
в работе областной Антинаркотическая комиссии; вхожу в наблюдательный совет Областной
наркологического больницы и государственного реабилитационного центра «Урал без
наркотиков». Практически со дня основания этого центра я еженедельно занимаюсь с
воспитанниками этого центра нравственно ориентированной психотерапией. И, хотя, в основу
реабилитации в «Урале без наркотиков» положена программа 12 шагов, здесь мы тоже в
какой-то мере реализуем союз медицины и православия, и, по признанию наших коллег, такое
сотрудничество весьма благоприятно сказывается на результатах реабилитации.
Нами создан образовательный проект для подготовки врачебных кадров под названием
Врачебно-просветительский фонд «Подвижник». Цель этого проекта – преодолеть
средостения между медициной и православным учением о человеке, и на этой основе
готовить кадры для национальной системы реабилитации и профилактики зависимостей.
Кстати, профилактика, превентология и просветительство – это слова-синонимы, означающие
предупреждение болезней. В прошлом году после моего обращения к Полпреду Президента в
Уральском Федеральном округе в Екатеринбурге по инициативе нашего Минздрава прошло
несколько мероприятий, посвящённых превентологии в медицине и возможности включения в
область компетенции медицины духовно-нравственной составляющей личности человека для
повышения эффективности профилактики зависимостей в молодёжной среде. Тогда я
поделился с коллегами весьма интересным опытом врачебно-просветительский работы,
который уже в течение двух лет реализуется в г. Сургуте совместно с Департаментом
образования. Здесь мы проводим ежемесячные семинары для педагогов, школьников и
родительской общественности по профилактике социально опасных заболеваний и суицидов
в подростковой среде. Включение в эту работу нравственно ориентированного компонента с
элементами православного учения о человеке позволило подогреть интерес к этой
проблематике у всех участников проекта и значительно снизило ее остроту в школах г.
Сургута.
Педагоги и родители отмечают, что если бы такая профилактика носила систематический
характер и велась квалифицированными врачами-наркологами и психотерапевтами , то мы
смогли бы осуществить серьёзный прорыв в предупреждение зависимостей, неврозов и
суицидальных наклонностей у подрастающего поколения.
Православная система жизненных координат существенно повышает степень
ответственности человека за свою жизнь и приносит в неё светлую перспективу и радостную
надежду.
● Определенная переориентация наркологической службы в сторону превентологии-
просветительства позволила бы подогреть интерес студентов и врачей к профессии
нарколога и поднять её статус в глазах нашего общества. Мы убеждены, что
эффективная профилактика зависимостей, основанная на включении в область
компетенции медицины духовно-нравственного аспекта личности человека, составит
основу отечественной наркологии в будущем. Профессия врача-просветителя должна
занять достойное место в нашей медицине.
(*) Ремиссии в течение 3 лет и более наблюдаются у 74 % воспитанников центра
«Подвижник» (555человек). Первые выпускники находятся в трезвости более 17 лет.
Боровских В.В.