ВОЛЯ И ЧУВСТВА

Продолжаем разговор о том, как устроен человек с точки зрения христианства. Первое занятие должно было простимулировать в нашей голове мысль – то, что знает о человеке христианство, это не то, чему нас учили в школе и дома, а кого-то и в вузах, даже если кто-то устройством человеческой природы занимался профессионально, как я. После школы я учился в Медицинском институте, изучал строение человеческого тела, законы физиологии, биохимии человеческого организма и нам, в советские времена казалось, что этого достаточно, чтобы понимать кто такой человек. Надо честно признаться, что занимаясь на кафедре анатомии в 80-е годы, меня не оставляла мысль, насколько одинаковое до мелочей устройство человеческого тела, универсальное для всех. Люди могут внешне отличаться, иногда значительно, но расположение мышц, костей скелета, внутренних органов, кровеносных сосудов и нервных стволов настолько постоянная вещь, что диву даешься. Как будто, кем-то, когда-то один раз и навсегда заданная модель человеческого тела, которая в каждом следующем поколении репродуцируется, повторяется. Человек, хорошо знающий анатомию может сказать как, по отношению друг к другу располагаются сосуды, артерии, вены и нервные стволы в дистальной трети предплечья. Поэтому, когда хирург вскрывает брюшную полость, или предплечье, чтобы полечить, он никогда не ошибется, потому что точно знает в каком месте проходит лучевой нерв, и там он его и найдет у любого человека. Бог не допустил никаких вариаций. Если есть вариации – значит это патология, это аномалия. И так у всех живых существ. Мы видим, что кошки похожи одна на другую и остальные животные тоже. Эта мысль меня никогда не оставляла в покое. Я видел, что за всей живой природой, которую мы видим, есть кто-то, кто это все придумал. Просто невозможно себе представить, что человеческое тело настолько тонко и сложно устроено, и так точно подогнано, вплоть до молекулярного строения и обменных процессов, так совершенно, что может приспосабливаться к меняющимся условиям окружающей среды, и это произошло просто в результате слепой эволюции. Когда я начал ходить в церковь, мне казалось, что профессия врача, как никакая другая, должна возбуждать в человеке веру в Бога. Годы идут, и я убеждаюсь в обратном, процент атеистов в Медакадемии гораздо выше, чем в Университете, а ведь там они на тему человека меньше всего разговаривают.

Сегодня мы будем говорить еще об одной стороне человеческой души, еще об одном свойстве, но прежде я кратко повторю, о чем мы говорили в прошлый раз. Мы говорили о том, что у человека есть духовная составляющая, она и есть самая главная, и чем дальше, тем больше мы будем в этом убеждаться. В прошлый раз мы узнали, что человеческий ум, с его способностью мыслить, с памятью и воображением, которыми мы пользуемся как триединой интеллектуальной машиной постоянно – это не свойства нашего тела. Это не в мозгах, а это исключительно духовная составляющая человеческой личности. Медицинская наука нашла этому множество подтверждений. Например, когда вождя мирового пролетариата В.Ленина вскрывали, то, открыв черепную коробку обнаружили, что его череп на 3/4 заполнен спинно-мозговой жидкостью и только 1/4 черепной коробки занимали мозги, а он год назад писал «Апрельские тезисы» и дискутировал со своими соратниками в письменном виде. Он болел, но при этом его интеллект не страдал. У него другое пострадало в детстве. Относительно недавно я прочитал интересный факт, что В. Ульянов, крещеный мальчик, в 10-летнем возрасте сидел за обеденным столом со всей семьей, а потом вскочил и в одной рубашке, не обувшись, выбежал на улицу, была зима, он сорвал нательный крестик, бросил в снег и начал его топтать. Его еле успокоили. Мы считаем ум неотъемлемой частью человеческой личности, и не представляем человека без этого.

Сегодня поговорим о других свойствах нашей души. Наша душа – это наши желания – я хочу. Где это в мозгах? В какой части головного мозга находятся наши потребности? Нет этой части. Наши желания, вещь не материальная, это даже не вещь, но из наших желаний состоит наша жизнь. Человек все время чего-то хочет. Иногда он своими желаниями замучает окружающих и в детстве, и в отрочестве, и в зрелом возрасте, и когда состарится, ему все чего-то надо. Есть желания, которые продиктованы инстинктами. Мы по своему телесному устройству вполне животные, и у нас есть животные инстинкты: пищевой, половой, инстинкт самосохранения. У нас есть и телесные потребности, мы нуждаемся в пище, питье, нуждаемся в том, что должны жить. У нас очень много из того, что побуждает нас желать и делать такое, что сохраняет нам жизнь, нам надо размножаться. Господь сказал: «Плодитесь и размножайтесь». В нашу грешную, падшую природу вложены все эти животные инстинкты, которые не предрассудительны для падшего человека, иначе нельзя. Мы много чего хотим, как животные, но человек не сводится только к инстинктам. Когда мы говорим, что у нас есть желание, мы не это имеем в виду. Например, когда девушка говорит, что хочет выйти замуж, а юноша говорит ей, что хочет на ней жениться. Или, человек хочет стать врачом, учителем, летчиком, или хочет путешествовать и съездить туда, где еще не был. Даже, когда речь идет о пище, мы ведь очень в этом смысле разборчивы. Человек может быть гурманом, и говорит: «Я в этот ресторан не пойду, я там был, и мне не понравилась кухня. Пойдем в другой ресторан». Что, там невкусно кормили? Нет, там предлагали гораздо больше, чем ему было нужно для того, чтобы просто жить и обеспечить свое тело строительным материалом, питательными веществами. Чем руководствуется этот человек? Он может в своих желаниях подниматься до небесной высоты, а может хотеть спасти свою бессмертную душу. Нашими желаниями определяются наши поступки, все наше поведение. Мы делаем только то, что хотим, что нам нравится, то, что мы любим, к чему потянется наша душа. Иногда мы делаем то, что нам не нравится, и что мы не любим и здесь мы касаемся другой части человеческой души, более высокой и более тонко устроенной – это свободная воля человека.

Мы ведь так и думаем про нашу свободу, что она заключается в том, чтобы делать то, что хочешь. Захотел – сделал и никто не помешал. Мы считаем, что свобода тогда и реализуется, когда захотели и сделали, а если не нравится, то не делаем. Христианство говорит на это – нет! Это как раз проявление животной природы. Только животное так себя ведет, только оно делает то, что хочет, и не делает того, что не хочет. Корова, если голодная, и если есть корм, будет есть, а не захочет, то не будет. Собаки, если хотят совокупляться, совокупляются там, где их это желание застало, а когда они этого не хотят, то просто бегают стайкой и ищут чего-то другого, что хотят, например, еды.

Создается впечатление жизненной активности. Смотришь на животных и думаешь, как они тонко и мудро устроены. Они кажутся нам иногда умными, похожими на нас. На самом деле там только инстинкты. Человек делает то, что хочет его тело, то, что для него хорошо, но свобода, которая присуща только человеку, это другое. Когда человек может позволить себе не делать того, что хочет, или делать то, что он не хочет.

Мы говорим простые слова, о чем я говорю известно любому ребенку. По своему опыту он знает, что такое «хочу, но не делаю». Если ему сказали «нельзя» и в прошлый раз за то, что он сделал, его наказали, поэтому в этот раз он хочет сделать, но не сделает. Он сам, добровольно отказывает себе самому в том, что он хочет. На самом деле, какая фантастическая вещь находится в нашей личности. Я хочу – и я же отказываю себе в этом. Это не шизофрения, не расщепление ума, не раздвоение личности. Это одна и та же личность, но только в человеке есть нечто больше его самого. Это мое осознанное желание, и я вполне осознано это желание в себе подавляю по разным обстоятельствам: не время, не умею, нельзя, не принято, неприлично и т.д. Главное, что это у человека есть, значит, в человеке есть что-то, что выше его собственной природы. Потому что желание – это то, что продиктовано нашей душевной природой, не только телесной. Например, школьник не хочет вставать в школу, но встает и с недовольным видом идет умываться, а потом заулыбался и в школу хочется. Это важно знать, потому что, это качество человеческой души, которое к телу не имеет ни малейшего отношения. Если мы родились на землю, живем на белом свете и предоставлены сами себе, то обязательно наша внутренняя свобода потерпит ущерб. Мы, обязательно утратим нашу свободную волю, если не полностью, то частично. Именно это станет главной причиной страданий в нашей жизни, когда мы не можем себе позволить делать то, чего не хотим, или не делать того, чего хотим. Когда наше поведение определяется только диктатом внутренних и внешних обстоятельств. Человек имеет настолько сильную внутреннюю потребность к чему-то, что ему нечем этому сопротивляться, он ничего не может противопоставить. Нет этих волевых качеств, он не свободен, человек раб. Он может с этим не соглашаться, но факты говорят сами за себя. Если человек к чему-то пристрастился, то это стало сильнее него. Умом понимает и осознает то, что с ним происходит – это беда. Раньше человек был свободен, а сейчас нет, и ничего не может сделать. Универсальная проблема падшего человечества – это неизбежная утрата свободной воли, которая у нас есть, она вложена в нашу природу, но мы ее сами удержать не можем.

В прошлый раз мы говорили про ум – высочайшее достоинство человеческой личности, и выяснили, что и ум может нам не принадлежать. Нам наши мысли могут не принадлежать. Иногда нам кажется, что это не наши мысли. Сегодня у меня на приеме была женщина, которая на это жаловалась. У нее чувство, что ей кто-то внушает мысли. Ей 70 с лишним лет, и биография такая, что это могло произойти. Она ничего не может противопоставить и ведется на эти мысли. Я вижу, что ее ум ей не принадлежит. Она задает мне вопрос и одной частью своего ума нуждается в ответе, но как только я начинаю отвечать на этот вопрос, вижу, что ее как-будто подменили, и она утратила интерес к ответу. Она перебивает меня и начинает задавать вопрос на другую тему. Предыдущий вопрос ее уже не интересует. Я ее спрашиваю: «Вы помните, какой вопрос задали»? Она отвечает: «Да, помню». «Вы слышали мой ответ?» – спрашиваю я. «Нет, не слышала» – говорит она, «А я вам отвечал»? «Да». Это тоже вариант утраты свободы до такой степени, что мы не властны над своими мыслями. Многие люди, даже православные христиане мысли, которые приходят им на ум, принимают как свои собственные и дают им зеленый свет, а там может такое начаться, такие глупости человек может говорить и делать, диву даешься. Когда начинаешь выяснять, то можно дойти до первичной мысли и обнаруживается, что это не он придумал.

Желание тесно связано со свободной волей. Это тоже единая вещь. Душа – явление цельное, ее нельзя препарировать на отдельные части. Наш ум условно разделили на мышление, память и воображение, а это триединая интеллектуальная машина и все работает одновременно от рождения и уходит в бесконечность. Точно так же наши желания и свободная воля. Они тесно между собой сопряжены, можно сказать, это одно целое и с нашим умом тесно сопряжено.

Следующее свойство нашей души – наша способность любить и ненавидеть. Оно имеет элементарную составляющую, какая есть у всех животных. Животные не все подряд едят, они разборчивы. Кошка может не брезговать мышами, но при этом не есть швейцарский сыр. Она может что-то предпочитать, что-то ей может нравиться, а что-то нет. Человек также отделяет одно от другого, то что ему нравится от того, что не нравится, и доходит до того, что может говорить: «Этого человека я люблю так, что готов за него жизнь отдать, а этого ненавижу так, что готов его убить». В своей духовной жизни человек может подниматься до любви к Богу и ненависти к дьяволу и греху. Это исключительно духовное свойство. Все, что мы говорим на тему любви, к телу не имеет никакого отношения. У нас будет особый разговор по поводу любви между мужчиной и женщиной. Там есть нечто такое, что отражено в нашем теле, когда мы говорим о любви. Некоторые ученые на полном серьезе говорят, что в любовных отношениях между мужчиной и женщиной ничего нет кроме гормонов, все определяется только гормонами. Мальчики и девочки голенькими бегали, до полового созревания, играли и не смущались этим. Как только гормоны появились, сработал какой-то тумблер, они стали более осведомлены на эту тему и стали что-то отличать, чего-то стесняться и почувствовали разницу между собой. Эта гормональная активность нашей природы, то, что мы называем – любовь. Именно поэтому мы пишем стихи, песни, мы готовы пожертвовать собой ради любимого и т.д. Современные ученые, особенно западные, делают на эту тему огромное количество работ, как-будто кто-то заказал и проплатил эти труды, чтобы человек слишком высоко о себе не думал. Сказали же человеку, что он потомок обезьяны, и не надо дергаться. Если то, что испытывают юноши и девушки – это гормоны, тогда ничего, что сделает счастливыми его и эту девушку не произойдет. Все сведется к инстинктам и нейрогуморальной регуляции.

Еще одно свойство человеческой души – способность радоваться и наслаждаться. Радуется не тело, мы можем куда-то посмотреть, кого-то увидеть и обрадоваться. Чтобы обрадоваться, нужно увидеть глазами, но радуются не глаза, не мозг, не тело. Телу радоваться нечем. Переживает радость исключительно человеческая душа. Как она это делает, что происходит в нашей душевной сфере, никто не знает. Ученые опять про гормоны радости, они видят, когда человек радуется у него повышенная концентрация эндорфинов и серотонина. Значит, утверждают они, гормоны выбросились и человеку радостно. На самом деле это тайна, такая же, как способность человека страдать ни от боли, а страдать душой. Когда у человека болит душа, ему тоскливо, больно душе от одиночества, от той же безответной любви. Переживание радости и страданий, которые сопряжены между собой, мы видим, что страдание, это недостаток радости. Мы можем начать страдать от чего раньше радовались. Человеку может что-то надоедать, или как мы говорим, приедаться. Вы видели митинги оппозиции после выборов президента. Люди вышли с плакатами: «Путин нам надоел». Это разве аргумент? Там наверняка было много народу, которым Путин раньше нравился, а сейчас надоел. Это свойств человеческой души. Человек начинает страдать оттого, что раньше ему было приятно, в нас это сопряжено.

Еще одно свойство человеческой души – наша словесность, и здесь мы начинаем видеть, какое место в нашей личности занимает тело, зачем оно нам, что это такое. Этого у животных нет. Когда я могу сделать достоянием души другого человека то, что я думаю и чувствую. Что для этого надо? Нужно тело. Нужны легкие, которые выдыхают струю воздуха, нужны голосовые связки, которые создают вибрацию воздуха выдыхаемого, речедвигательный аппарат. Я воспользовался этим и закодировал духовный материал, материализовал его и сделал достоянием материального мира. Эта волна закодированной информации с частотой колебания воздуха достигло звукопроводящего аппарата моего собеседника, а там молоточек, наковальня, стремечко и барабанная перепонка. Все сработало, если нет патологических процессов и собеседник не глухой, тогда все, что я говорил, достигло семенной доли и коры головного мозга. Кто расшифрует эту закодированную информацию? Теменная доля серого вещества? Нет. Она только восприняла, в клеточках нейронов коры головного мозга отобразились звуковые колебания. А кто понял? Душа. Видите, как в человеке все тесно сопряжено. Как это происходит, где смычка между материальной и духовной человеческой составляющей. Это величайшая тайна.

Посмотрите, как мы этим пользуемся. Я говорю, вы воспринимаете, слышите и все понятно. Если не понятно, задаете вопросы. Но что интересно, хорошо если я закодировал только информацию, но я могу закодировать свои чувства. С моим голосом меня отождествляют. Я звоню по телефону, здороваюсь, а мне отвечают: «Здравствуйте, Вячеслав Владимирович», хотя я не представился. Как человек догадался, что это я? У человека неповторимый голос. Некоторые светские психологи говорят, что голос, это гештальт личности, то есть отображение всей личности, некий звуковой слепок всего, в том числе, что человек чувствует, его характер, настроение, все в голосе. Спрашивают: «Почему вы не в настроении?», а я всего два слова сказал. Как они догадались? Наука не знает ответа на эти вопросы, пока она не в курсе дела и вероятно не будет в курсе дела никогда. Это не является предметом ее исследования, она исследует то, что принадлежит материальному миру, над чем можно поставить эксперимент. В человеке, мы видим то, что не поддается рассудочному усвоению. То, что в человеке наиболее существенно представляет тайну для любого другого человека, если он подходит ко мне как к объекту исследования. Когда он меня противопоставляет себе, так ничего не познать, даже то, что состоит из химических элементов, что в человеке будет до конца. Для того чтобы человек со своей духовной составляющей был нам доступен, что-то мы для себя открывали, и это становилось нашим знанием об этом человеке, нужно человека познать. Здесь могут быть возможные спекуляции. В книге Бытия мы читаем: «И познал Адам, Еву…», но многие все понимают по-своему. Что значит познал? Значит, соединился полностью плоть от плоти моей, и кость от кости моей. Он не противопоставил себя ей, и ее себе, она не была для него объектом исследования. Просто любовь, которая в нем находилась, полностью излилась на нее, поэтому он ее познал. Они стали одно целое, и только в этом случае возможен процесс познания кого-то кроме меня. Я и себя могу познавать только в этом процессе. Если я изолирован от другого человека и никого не люблю, я себя не знаю, и не могу познать. Самопознание возможно только в процессе любви к Богу и другому человеку.

Получается наше тело, это инструмент для нашей души. Наше тело, это то, чем наша душа проявляет себя здесь, в материальном мире, в периферии мироздания, в маленькой его части, которая называется видимым миром. Наша душа принадлежит миру невидимому. Как люди могут познавать свою невидимую составляющую? Когда муж и жена любят друг друга, жена на кухне готовит ужин, муж в соседней комнате смотрит футбол по телевизору. Вдруг жена говорит: «Даже не думай». Откуда она узнала, что он захотел пива? А потому что любит. Каждый имеет такой опыт общения. Если у нас есть люди, которых мы любим, то такой опыт у нас обязательно есть, когда мы общаемся без слов и промежуточный этап нам не нужен. Нам не нужно сотрясать воздух, кодировать информацию, иногда даже не смотреть друг другу в глаза.

Что касается глаз – совсем другая способность человеческой души. Мы говорим, что духовная составляющая – это то, что принадлежит к миру невидимому. Когда мы общаемся друг с другом, то смотрим в глаза. Что нас там интересует? Строение глазного яблока, цвет глаз? Нет. Мы можем год общаться с вами, а спросят, какого цвета у меня глаза, то вы можете и не вспомнить, потому что не обращали внимание. Например, маленькие дети, которые не знают правил этикета, не стесняются непристойных взглядов, они этого просто не знают, их душа чиста, а встретишься с ними в лифте, он смотрит тебе в глаза не отрываясь, не мигая, что-то изучает, его что-то привлекло. И взрослые, особенно когда нам что-то говорят, мы стараемся не пропустить движения глаз собеседника. В глазах мы находим либо подтверждение, что он говорит, либо видим, что человек врет. Не всегда, но очень часто. Что же там такое? Нас интересует выражение глаз, как на нас смотрит человек, с каким выражением глаз, и по выражению глаз мы можем с точностью выяснить, как он к нам относится, нравимся мы ему или нет, какое внутреннее намерение в отношении нас есть. Мы этим пользуемся постоянно. Мы можем утром выйти на улицу, встретить знакомого человека и тут могут быть разные варианты. Мы скользнули по его глазам, одно мгновение это длилось, и этим определяется наше поведение. Либо идем ему навстречу, протягиваем руку для приветствия, а можем опустить глава вниз, и пройдя мимо сделать вид, что не заметили его, а можем развернуться и бежать без оглядки. Это было продиктовано одним – мы посмотрели ему в глаза. Что удивительно, выражение глаз нельзя увидеть глазами. Глазами можно увидеть глазное яблоко, цвет, размер зрачка, разрез глаз, но наш глаз не способен видеть выражение глаз. Он как физиологический объект может видеть отраженный свет, цвет, а также определять расстояние до объекта, потому что у человека два глаза. Если бы у человека был один глаз, он бы не мог сказать точно какое расстояние до предмета, поэтому одноглазому человеку нельзя ездить на автомобиле.

Выражение глаз – глазом не увидишь. Чтобы увидеть выражение глаз надо туда посмотреть, но оценить — это уже душа. В нашей душе есть то, что мы с помощью глаз излучаем в этот мир, а у нашего собеседника, или человека, который просто на нас смотрит, есть в душе то, чем он это воспринимает. Наше тело и наша душа очень тесно сопряжены, но как? Тело только инструмент, то чем мы сию минуту воспользовались для своей душевной жизни. Это все проявление деятельности нашей души. Не зря говорят, что глаза зеркало души. Это маленькое микроскопическое отверстие, через которое видна наша душа. Мы можем описать выражение глаз, но понимаем, что ни одно словесное, рассудочное описание, даже если использовалась высокая поэзия, не передаст всю полноту выражения глаз, все не точно. Когда мы непосредственно переживаем этот опыт, то воспринимаем гораздо больше, чем можно описать любыми словами. Нет таких слов, все слова будут не точными. Мы можем восхищаться поэтическими строками, которыми описывают красоту человеческого лица, его глаз и т.д., но это всегда проигрывает по сравнению с реальным жизненным опытом. Каким бы великолепно написанным был пейзаж, по сравнению с натурой, с тем, что было предметом для копирования художнику, он всегда будет проигрывать. Так и с человеком, когда мы смотрим в глаза и видим там микроскопическую часть его души можем для себя сделать умозаключение, но ничего не можем сказать о самом человеке. Все, чем человек может себя проявить в этом мире, все его таланты, которые он может выплеснуть с помощью своего тела художник, певец, поэт, писатель, который излагает свои мысли, композитор, который делает доступным людям свое музыкальное творчество, это ничего о человеке не говорит, а говорит очень мало. Человеческая душа несоизмеримо грандиознее, того, что мы можем узнать о человеке, даже если мы его очень любим. Не только по содержанию, главным образом по красоте, человеческая душа, это образ Божий и каждый человек, безусловно, прекрасен. Мы можем сказать, что любим человека, он нам нравится. Иногда супруги в шутку говорят: «Я тебя все равно люблю». Подразумевается, что есть нечто препятствующее любви. Мы только так и можем любить. Можем любить человека, несмотря на его душевно-телесную периферию, как бы глядя сквозь нее. Сам человек нами иначе не воспринимается. Мы можем видеть человека как объект, который занимает какой-то объем в пространстве, как-то одет, какая-то прическа, он что-то говорит. Это не он, это то, что сейчас выплескивается наружу, но мы склонны именно это отождествлять с самим человеком. Поэтому, очень часто, мы людей осуждаем, потому что видно как мы проявляем себя наружу, как образ человеке, который неистребим, и который прекрасен так, что слов нет, как он являет себя наружу. Мы не в состоянии проявить своего образа Божьего. Вот наша проблема, вот о чем христианство. Оно говорит словами апостола Павла: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу».

Еще одно, очень важное, свойство человеческой личности – это самосознание, то, чем мы с вами занимаемся. Мы занимаемся в школе «Православного самосознания», человек осознает сам себя. Он может сказать «Я». Когда к человеку подходят и спрашивают кто он? За этим вопросом очень много стоит. Это не только имя, но и происхождение и еще много чего. В России раньше задавали другой вопрос: «Ты чей»? Человек должен был знать свой первоисточник, откуда он. Сегодня вопрос: «Ты кто?» подразумевает, что ты сегодня из себя представляешь. Но ведь у меня есть история, которая не мною заканчивается. За мной огромное количество народу, я потомок своих предков. У меня есть папа, мама и я их знаю, есть дедушки и бабушки с каждой стороны, и я их тоже могу знать. Если я специально этим заниматься не буду, то могу их уже и не знать. Когда приходишь к школьникам и задаешь убийственный вопрос: «Поднимите руку, кто знает фамилию, имя, отчество и род занятий своего деда»? Единицы, да и то половина лукавит. А этот элемент самосознания очень важный, отождествление себя со своим родом, когда человек трезво оценивает себя в мироздании. Он понимает, что история не с него началась, он совокупный результат жизни огромного количества поколений людей. Он все это носит в своей душе. В человеке нет ничего, чтобы не было у его предков, он не с луны свалился. Это самосознание нужно культивировать. Если мы не будем специально этим заниматься, то утратим это представление и будем считать, как нас учили в недавнем советском прошлом «Клячу истории загоним, левой левой, левой…», писал Маяковский. Мы можем считать то, что было до нас страшным безобразием, и с этим надо решительно покончить, мир насилия мы разрушим, и новый построим. Когда дети не знают своего дедушку – это наше советское наследие. Раньше такого не было. Православное самосознание унаследовало из Ветхого Завета, Евангелие от Матфея начинается родословной Иисуса Христа. В ветхозаветной еврейской религии если ты не знаешь поименно всех своих предков от Авраама, то «ты хвост собачий, а не иудей», так написано. Это важная часть самосознания человеческой личности. Это часть, а само самосознание, когда у человека есть «Я». Я себя ощущаю как отдельную часть мироздания, отличную от всего остального, я могу противопоставлять себя остальному миру и всем остальным себе подобным. Я вижу это отличие, оно где-то внутри меня сидит, и я понимаю, что при всей похожести на остальных людей, я не они. Я – это – Я! Я могу осознавать свой ум, мысли, содержание своей памяти, образы, которые в моем уме возникают.

Все предыдущие свойства человеческой души, которые мы успели разобрать, являются предметом моего самосознания. Самосознание – это способность человека смотреть на себя со стороны. Выйти за рамки себя самого и находиться там. Какая поразительная часть самосознания. У меня нет часов, но я предполагаю, что сейчас около восьми, начало девятого. Как я узнал? Я могу ощущать ход времени, я его чувствую. Человек просыпается ночью и может предположительно сказать сколько времени. Чтобы чувствовать ход времени, нужно какой-то своей частью находиться вне времени. Как я могу, находясь в автобусе с закрытыми окнами сказать, едет он или стоит. Я чувствую, что его трясет, а стоит он на месте или едет, не могу. Чтобы увидеть, что он едет, куда и с какой скоростью я должен стоять на остановке, то есть вне автобуса. Для того, чтобы чувствовать ход времени, нужно одной частью своей души, своей личности находиться в вечности. Только пребывание человека в вечности, а наша душа там пребывает, она там прописана уже сейчас, можно осознавать себя здесь в пространстве и во времени. Иначе никак. Это свойство только человека, богоподобное свойство человеческой души. Самосознание – это свойство духа. Этим качеством первично обладает только Бог, только Бог себя осознает сам, кто он во всей полноте, без всяких заблуждений. Человек на эту тему может заблуждаться, он может считать себя Наполеоном и хорошо если он при этом в находится в остром отделении, а не на улице. Ни одно животное себе это позволить не может. Лошадь не знает, что она лошадь, она вообще не знает, кто она. Если кошка увидит себя в зеркале, то может броситься на свое отражение и начнет драться, потому что она не отождествляет себя со своим отражением, а думает, что это другая кошка. Ни одно животное не может себя осознавать, оно не знает, где находится, сколько времени. Когда человек приходит к психиатру на прием, то первые вопросы, которые ему задают: «Как вас зовут, фамилия, имя, отчество, какое сегодня число, месяц, год и где вы находитесь»? Если человек дает правильные ответы, тогда он психически здоров и врач делает запись: «У пациента полная правильная пространственно временная и личностная ориентация». Дальше могут быть отклонения, но психопродукции уже не будет. Психиатр им уже заниматься не будет, а отправит к психотерапевту, психологу и т.д. Если человек дает неправильные ответы, то это уже психиатрия, уже нарушено фундаментальное свойство человеческой личности – самосознания. Поэтому психиатрия знает, что предмет исследования для нее не познаваем.

Мы разобрали далеко не все, из чего состоит человеческая душа. Но хочу еще раз сказать, когда мы говорим, что душа состоит «из», нам ни в коем случае нельзя думать, что у нее есть какие-то составляющие, отдельные друг от друга. Деление это очень условно, и по большей части то, о чем мы говорим, это даже не достижение психологии, и тем более не достижение нейропсихологии. Это достижение, результат опыта жизни людей во Христе, достается духовным , по большей части аскетическим опытом. Мы светскими словами обрисовали святоотеческий православный взгляд на человеческую природу. Какими словами это описывают святые отцы, например Исаак Силин, или Григорий Палома, на мой взгляд – это вершина психологии. Американский психолог Дж, Мюллер, неверующий человек прочитал в переводе на английский язык Исаака Силина, святого отца первого тысячелетия и сказал: «Это величайший психолог мира». Он такой глубины представления о человеческой личности раньше нигде не читал ни у кого, а это известнейший психолог.

Если сравнить христианское представление о человеке, с тем, что знает о человеке светская психология, как бы это не обидно звучало для светской психологии, то, что она знает, это бесконечно примитивно. Она не знает человека, знает только внешнюю рефлексию и не способна увидеть в человеке суть, самое главное, не способна увидеть в человеке, человека. Проблема в том, что в светской психологии, человек противопоставляется, он объект исследования. Я субъект, противопоставил себя объекту и пытаюсь его изучать. Так можно изучить строение клетки под микроскопом, можно выяснить строение атомного ядра, и то, получится натянуто, правильного представления не получится. Если так относиться к человеку, то ничего не узнать. Никакие технологии, которые нам позволяют что-либо узнать, которые нам полезны для познания окружающего мира, когда мы можем построить цивилизацию с их помощью, в отношении человека не работают. Этими способами человек сам для себя, оказывается, не познаваем. Мы же видим, как далека современная европейская цивилизация от правильного представления человека о себе самом и уже давно далека. Современная психология – это даже не наука, а набор авторских методик, авторских взглядов на человека, которые между собой очень часто не сопоставимы и даже враждебны друг другу, до абсолютного противоречия. Они не согласуются, но в одном и том же учебнике по психологии можно встретить статьи всех этих авторов. Когда читаешь руководство по психологии или психотерапии, то начинается расщепление мозгов.

Если мы с вами христиане, православные люди, мы должны знать, что настоящий психолог (по русски – душевед), знающий человеческую душу – это Бог, а человек может быть психологом на столько, на сколько он имеет отношение к Христу.